Большой космос

Аррен обернулся и посмотрел на своего спутника. Тот лежал, как раньше, только голова была откинута назад, а глаза закрыты.

Душу Аррена сдавил страх. Страх рос, сковал его тело, опутал тонкими нитями. Страх затуманил его мысли. У Аррена не было мужества, чтобы бороться с этим страхом, только какая-то тупая обида на судьбу.

Нельзя давать лодке дрейфовать здесь, возле скалистых берегов острова, жители которого нападали на чужих. Он ясно понимал это, но все потеряло смысл. Что он может сделать? Грести назад на Роук? Он заблудился, он безнадежно заблудился в необъятных просторах Провинции. Он ни за что не сможет привести лодку к своим берегам. Их разделяют многие недели пути. Он мог бы сделать это только под руководством мага. Но Ястреб лежал раненый и беспомощный. Копье, ранившее Ястреба, было таким же неожи­данным и беспричинным, как смерть Солпи. Лицо Ястреба изме­нилось, пожелтело, черты расплылись. Может быть, он умирает. Аррен подумал, что надо бы встать и перенести его под навес, защитить от обжигающих лучей солнца. Надо дать ему воды. Если человек потерял много крови, ему надо пить воду. На дне бочонка осталось совсем немного. Хотя какая разница? Нет смысла что-либо делать. Бесполезно. Не повезло.

Шли часы. Безжалостно жгло солнце. Серое марево обволакивало Аррена. Он сидел неподвижно.

Вдруг повеяло прохладой. Он поднял глаза. Наступил вечер. Солнце уже село. Небо на западе было окрашено в ровный красный цвет. С востока дул легкий ветерок. Он нес «Гляди в оба» вдоль крутых, поросших лесом берегов Оубхола.

Аррен пошел на корму проведать своего спутника. Он положил Ястреба на тюфяк под навесом и дал ему воды. Он постарался сделать это поскорее и не смотреть на повязку, которую пора было менять, потому что кровь еще сочилась из раны. Ястреб ослабел и не мог говорить. Он жадно выпил воду. Но глаза его тут же сомкнулись, и он снова заснул. Сон оказался сильнее, чем жажда. Он все время молчал. И когда ночной ветер стих, волшебный ветер не пришел ему на смену. Лодка снова лениво закачалась на ровной, медленно вздымавшейся воде. Сейчас горы справа возвышались черными силуэтами на фоне звездного неба. Аррен долго смотрел туда. Очертания гор показались ему знакомыми, как будто он уже видел их раньше, а, может быть, даже знал их всю жизнь.