Большой космос

Мало кто может найти его. Люди даже не знают о нем. Только у некоторых есть такие силы. Но это нелегко. Ведь чтобы туда попасть, надо отдать волшебную силу… Слов больше нет. Имен нет. Это слишком трудно себе представить. А когда ты… умираешь, твой разум… тоже умирает.

Он запинался на каждом слове.

—    Я хочу знать, что могу вернуться. Я хочу быть там. Со сторо­ны жизни. Я хочу жить, хочу покоя. Я ненавижу… я ненавижу эту воду…

Красильщик скрючился, как паук, и спрятал голову, чтобы не видеть моря.

После этого Аррен не избегал разговоров с Солпи, зная, что тот разделяет не только его мнение, но и его страх. А еще, в самом крайнем случае, Солпи поможет ему справиться с Ястребом.

Они все время медленно шли на запад, встречая на своем пути и штиль, и порывистый ветер. Ястреб притворялся, что следует указаниям Солпи. Но на самом деле Солпи не мог их вести. Он ничего не знал о море, никогда не видел карт, никогда не плавал и лодке и безумно боялся воды. Конечно, это маг их вел, и вел мнедомо неверным путем. Теперь Аррен понял это. Он также понял, зачем маг это делает. Гордость, чрезмерная гордость за- i та ил яла Верховного Мага бояться, что они завоюют бессмертие. Он боится их, он завидует им, он не потерпит рядом с собой человека более сильного, чем он сам. Он задумал увести их через открытое Море, за все острова, чтобы они заблудились, чтобы они никогда не смогли вернуться к людям, чтобы они умерли от жажды. Он и сам готов умереть, только бы лишить их вечной жизни.

Время от времени наступали такие минуты, когда Ястреб говорил что-нибудь Аррену насчет управления лодкой, плавал с ним в теплом море или подходил пожелать спокойной ночи, когда с неба светили огромные звезды. И тогда все подозрения казались мальчику глупыми. Он смотрел на суровое, терпеливое лицо мага и думал: «Вот мой господин и мой друг». Аррену казалось невероятным, что он мог сомневаться в Ястребе. Но проходило совсем немного иремени, и его снова начинали одолевать сомнения. И тогда они с Солпи обменивались понимающими взглядами, предостерегая друг друга об общей опасности.

Каждый день однообразно светило жаркое солнце. Его лучи зеркальным блеском отражались на гладкой поверхности медленно вздымавшегося моря.