Большой космос

Но страх перед водой так и не уменьшился. Он всегда сидел, нагнув голову как можно ниже, чтобы не видеть, как вздымаются и пляшут вокруг волны, как бросает из стороны в сторону их маленькую лодочку. Если он вставал, у него тут же начинала кружиться голова, и он хватался за мачту. В первый раз, когда Аррен нырнул с носа лодки, Солпи закричал от ужаса. Аррен вскарабкался назад в лодку и увидел, что несчастный позеленел от страха.

—    Я думал, ты утопился, — сказал он, и Аррену пришлось рассмеяться.

Днем, когда Ястреб сидел, погрузившись в свои мысли и ничего вокруг не замечая, Солпи перебрался поближе к Аррену, осторожно перелезая через банки, и тихо сказал:

—    Ты ведь не хочешь умирать, правда?

—    Конечно, нет.

—    А он хочет, — сказал Солпи, кивнув в сторону Ястреба.

—    Почему ты так решил?

Аррен разговаривал с ним свысока, что у него неплохо получа­лось. Солпи принимал это как должное, хотя и был на десять или пятнадцать лет. старше Аррена. Солпи отвечал почтительно, но как всегда бессвязно:

—    Он хочет найти тайное место. Но я не понимаю, зачем. Он не хочет… Он не верит… в обещание.

—    Какое обещание?

Солпи пристально посмотрел на Аррена. В его глазах мелькнуло упрямое выражение. Но воля Аррена была сильнее, и Солпи ей подчинился. Он сказал очень тихо:

—    Ты знаешь. Жизнь. Вечная жизнь.

У Аррена по спине пробежала дрожь. Он вспомнил свои сны, болото, яму, скалы, слабый свет. Там была смерть, там был страх смерти. Это он от смерти убегал, пытался найти дорогу. А на пороге стояла фигура, окутанная тенью, держа в руке маленький огонек размером не больше жемчужины, сияние вечной жизни. Аррен впервые посмотрел в глаза Солпи, светло-карие и очень ясные. Наконец они поняли друг друга.

—    Он, — сказал красильщик, кивнув головой в сторону Ястреба, — он не дает свое имя. Никто не может протащить его имя. Коридор слишком узкий.

—    Ты его видел?

—    В темноте, в мыслях. Этого недостаточно. Я хочу поехать туда. Хочу увидеть его. При свете, своими собственными глазами. Что, если я… что, если я умру и не найду дорогу, не найду этого места?