Большой космос

—     Проводником? Куда же он нас приведет? В дебри безумия? Тогда уж мы точно погибнем: утонем или получим нож в спину.

—     Мы все придем к смерти, только пока не знаю, какой дорогой.

Аррен говорил горячо, и, хотя Ястреб отвечал спокойно, в его

голосе звучали суровые нотки. Он не привык оправдываться. Но тогда, вечером, на дороге, когда Аррен пытался защитить его от сумасшедшего, он почувствовал, что маг нисколько не нуждается в его защите. И глубокое чувство преданности, которое радовало мальчика еще утром, оказалось напрасным. Его вытеснили горькая обида и разочарование. Аррену не разрешалось принимать никакие решения. Ему даже не давали возможности понять цель их путе­шествия. Маг попросту тащил его за собой. Толку от него не больше, чем от маленького ребенка. Но он не ребенок.

—     Я не хочу ссориться с вами, мой господин, — сказал он как можно более холодно. — Но это противоречит здравому смыслу!

—    Да, это полностью противоречит здравому смыслу. Но здра­вый смысл вряд ли приведет нас к цели. Так ты едешь или нет?

На глазах у Аррена выступили слезы.

—     Я сказал, что пойду с вами и буду служить вам. И не нарушу своего слова.

—     Хорошо, — ответил маг сурово и повернулся лицом к морю, но тут же снова обратился к мальчику.

—     Ты нужен мне, Аррен. А я нужен тебе? Теперь я могу тебе сказать, что дорога, которой мы идем, — это твоя дорога. И не потому, что ты должен меня слушаться или быть мне верен. Она была твоей еще до того, как мы встретились, до того, как ты ступил на землю Роука, до того, как ты покинул Энлад. Ты не можешь с нее свернуть.

Его голос был по-прежнему суров. Аррен ответил ему в тон:

—     Как бы я свернул, даже если бы захотел, находясь здесь, на краю света и без лодки?

—    Ты полагаешь, что это край света? Нет, край света гораздо дальше. Возможно, нам придется там побывать.

Аррен кивнул и спрыгнул в лодку. Ястреб отвязал ее и наполнил парус легким волшебным ветром. Когда неясные очертания пустых причалов Лорбанери остались позади, из темноты подул свежий северный ветер. Над спокойной гладью моря взошла серебряная луна и осветила левый борт.