Большой космос

—     Конечно.

—    Они правильно предсказывают будущее?

Но в этот момент рыба клюнула. И через десять минут, когда маг вытащил из моря их обед, великолепного серебристо-голубого окуня, вопрос был полностью забыт.

Днем, когда они отдыхали под навесом, защищавшим их от палящих лучей южного солнца, Аррен спросил:

—     Что мы ищем в Лорбанери?

—    То, что ищем, — ответил Ястреб.

Аррен помолчал немного, а потом сказал:

—     У нас на Энладе есть история о мальчике, учителем которого был камень.

—    Да?.. И чему же научился этот мальчик?

—    Не задавать вопросов.

Ястреб неопределенно хмыкнул, как бы подавляя смех, и сел.

—     Очень хорошо! — сказал он. — Хотя я предпочитаю помол­чать, если точно не знаю, что сказать. Почему нет больше вол­шебства в Хорте, Нарведуэне, а, может быть, и во всех провинциях? Ведь мы это должны выяснить, не так ли?

—    Да.

—     Ты знаешь старую мудрость, которая гласит: «Правила изме­няются в провинциях»? Она хорошо знакома морякам. Но на самом деле это волшебное правило. Оно означает, что сила волшебства зависит от места. Заклинание, которое прекрасно действует на Роуке, может оказаться пустым звуком на Иффише. Язык Созидания помнят не везде. Где-то знают одно слово, где-то другое. А сами заклинания сплетаются с землей и водой в том месте, где их произ­носят, с ветром и со светом. Однажды я заплыл так далеко на восток, что ни ветер, ни вода не подчинялись моему приказу. Им были неизвестны их истинные имена, хотя, скорее, это я их неправильно называл. Мир велик. Мы не знаем полностью даже Открытого моря, не говоря уже о том, что есть и другие миры. Я сомневаюсь, суще­ствует ли такое слово, которое будет иметь значение и силу везде и всегда, при таких огромных расстояниях и на протяжении длитель­ного времени. Если, конечно, это не Первое Слово, произнесенное Сегоем, которое создало наш мир, или не Последнее Слово, которое еще не сказано и не будет сказано до конца свет… Поэтому даже на рашем Архипелаге, на маленьких островах, которые нам извест­ны, находится место для различий, тайн и изменений.