Большой космос

Эти детекторы куда зорче радаров.

—     Коркханн, — тихо заметил Гордон, — вы знаете, что я ощущаю неловкость, находясь рядом с вами?

—     Уверяю, вы ко мне привыкнете. Ни на миг не забывайте, что я ваш друг.

Лианна, передав на Фомальгаут экстренное сообщение, обме­нялась несколькими словами с капитаном, затем покинула отсек в сопровождении Коркханна и Гордона. Спустившись в нижний отсек, она обратилась к Коркханну с извинительной улыбкой:

—    Не сердитесь, но мне надо поговорить с Гордоном!

Коркханн церемонно поклонился и удалился на своих длинных

и тонких ногах. Лианна в раздражении с силой толкнула дверь салона. Когда створки сомкнулись за ними, она устремила на Гордона холодный взгляд:

—     Вы ни в коем случае и ни при каких обстоятельствах не должны оспаривать и подвергать сомнению мои приказы публично. Запомните это раз и навсегда.

Гордон пристально посмотрел на нее.

—     Вы намерены командовать даже в спальне?

Лианна смутилась.

—     Вам все это трудно понять, вы из другого времени, пред­ставитель другой культуры…

—     Конечно. Но выслушайте и меня. Да, у вас свои порядки, традиции и законы, а вы сами в отличие от меня, простого смер­тного, — коронованная особа. Да, я сын своего времени. И, воз­можно, как раз потому я никогда не откажусь от своего права говорить то, что думаю.

Она хотела, было, возразить, но он повысил голос:

—     Более того, когда я говорю вам что-то как друг, как человек, который любит вас всей душой и печется только о вашем благо­получии и вашей безопасности, вы не вправе унижать меня пуб­лично. Я этого не позволю!

Его тон и взгляд были такими же упрямыми и возмущенными, как до этого у Лианны.

—     И я подумываю, Лианна, а не лучше ли вам не связываться со мной, неотесанным мужланом, ничего не смыслящим в дипло­матическом протоколе.

—     Постарайтесь все же понять меня! Государственные обязан­ности для меня превыше всего, даже собственных чувств и личного счастья! У меня Королевство…

—     Понимаю. Я тоже когда-то отвечал за судьбу Империи.