Большой космос

Маг вернулся к Аррену и помог ему подняться на ноги.

—     Пойдем, парень, — сказал он.

С его помощью Аррен доковылял до борта и, перевалившись через перила, спустился в лодку, которая покачивалась у борта. Это была «Гляди в оба». В тумане ее парус казался крылом огромной бабочки.

В полной тишине свет погас. Лодка развернулась и бесшумно заскользила прочь от судна. В одно мгновение галера, фонарь на мачте и неподвижные гребцы исчезли. Аррену показалось, что на корабле кричат, но звук был далекий и скоро растаял в тумане. Вскоре туман поредел, распался на отдельные клочья. Ветер уносил их в темноту. В небе снова появились звезды. Бесшумно, как гиган­тская ночная бабочка, «Гляди в оба» понеслась по волнам.

Ястреб укрыл Аррена одеялами, дал ему воды. Он сел, положив руку на плечо Аррена. Неожиданно мальчик расплакался. Ястреб ничего не сказал. Но в прикосновении его руки чувствовалась и доброта, и твердость. Постепенно Аррен пришел в себя. Тепло и мягкое покачивание лодки успокоили его.

Мальчик посмотрел на своего спутника. Неземное сияние больше не освещало его темное лицо. На фоне звездного неба оно почти не было видно..

Лодка, управляемая колдовством, мчалась вперед. Волны за бортом шептались, как бы удивляясь ее скорости.

—    Кто был этот человек в ошейнике?

—    Лежи спокойно. Пират Эгер. Он носит ошейник, чтобы спря­тать ужасный шрам. Когда-то ему чуть не перерезали горло. По­хоже, он сменил ремесло пирата на торговлю рабами. Но на этот раз он промахнулся.

В ровном голосе Мага прозвучала довольная нотка.

—    Как вы нашли меня?

—    Немного колдовства, немного подкупа… Я потерял много вре­мени. Мне не хотелось, чтобы узнали, что Верховный Maf и храни­тель Роука шатается по трущобам Хорта. Жаль, что мне не удалось сохранить свой облик. Пришлось разыскивать сначала одного чело­века, потом другого. Наконец, я узнал, что это невольничье судно отчалило до рассвета. Тогда я по-настоящему рассердился. Сел в «Гляди в оба», наполнил ветром ее паруса в полный штиль и намер­тво приклеил весла всех кораблей в гавани… на некоторое время… Как они это объяснят, если колдовство —воздух и обман, их пробле­ма.