Большой космос

—     Результат предвижу следующий: на Фомальгауте узнают, что я направляюсь к Мараллу и, если со мной что-то случится в пути, в этом обвинят моего кузена. И тогда общественное мнение будет против него, а это похоронит все его надежды стать наслед­ником престола на Фомальгауте. Те, кто ждет нас в засаде, получат, таким образом, мат. Нарат Тейн не решится на убийство при обстоятельствах, разрушающих его планы.

—     Все это прекрасно, — в тоне Гордона слышалось сомнение, — но что произойдет, когда мы туда прибудем? Вы ведь знаете, что Нарат Тейн мечтает избавиться от вас… И вы по своей воле отдаете себя в его руки. — Он приблизился к ней, не обращая внимания на осуждающий ропот присутствующих. — Нет, плану капитана нечего противопоставить. Хоть это и слабый шанс улиз­нуть от них, но он есть. Значит…

В глазах Лианны стыл холод. Тень улыбки мелькнула на ее губах, когда она обратилась к Гордону:

—     Благодарю за заботу обо мне, Джон Гордон, но я все взвесила, и мое решение неколебимо. — Она обернулась к связистам: — Фомальгаут, пожалуйста.

Офицер по связи неуверенно посмотрел на Горн Горва, который с жестом бессилия повелел:

—    Делайте все, что прикажет Ее Высочество.

Ни капитан, ни другие члены экипажа, казалось, не заме­чали ни самого Гордона, ни изменений его лица: вначале багровое, оно внезапно побледнело. Бессознательно он рванулся вперед, но Коркханн схватил его за руку, сжимая ее достаточно сильно острыми когтями. Гордон весь напрягся, но заставил себя успокоиться хотя бы внешне. В то время как Лианна вела переговоры с Фомальгаутом, он обвел взглядом экраны. Никаких изменений. Темная масса космической свалки медленно проплывала вдали, холодная, безжизненная, пустынная, суще­ствующая по своим законам… На мгновение ему показалось, что Коркханну лишь померещились корабли-убийцы.

Лучше взгляните сюда. — Коркханн показал на экран детекторов радиоактивности, исчерченный убегающими всплеска­ми. — Каждый всплеск — это ядерные установки одного корабля. И так как это нагромождение обломков движется, ничто не может быть неподвижным в космических просторах, корабли равномерно движутся вместе с ним.