Большой космос

Если бы у Аррена было время, он бы посмеялся. Теперь он понял, какая разница между охотником и добычей. На этот раз добычей был он сам. Аррен бросился вправо, пригнувшись, пробежал по мосту с высоким парапетом в надежде обмануть пре­следователей, потом проскользнул в переулок, свернул за угол и вернулся назад, к реке. Некоторое время он бежал вдоль реки, пока не увидел следующий мост. Его башмаки громко стучали по камен­ной мостовой. Это был единственный звук во всем спящем городе. Он остановился у опоры моста, чтобы расшнуровать башмаки, но шнурки были завязаны на узел. От погони уйти не удалось. На другом берегу мигнул фонарь, и опять послышался негромкий звук бегущих ног. Спрятаться негде. Единственная надежда на то, что удастся убежать. Бежать, вперед, вперед, увести их подальше от пыльной комнаты, подальше… Они сорвали с него куртку, забрали кинжал. Теперь он остался в одной рубашке.

Аррену было жарко, голова кружилась. С каждым шагом отда­валась боль в затылке. Он бежал, бежал дальше… Мешок мешал ему. Мальчик резко швырнул его на землю. Одна золотая монета выпала и с чистым звоном ударилась о камни.

—    Заберите свои деньги! — крикнул он хриплым срывающимся голосом.

Аррен побежал дальше. Неожиданно улица кончилась. Свернуть было некуда. Впереди глухая стена заслоняла звездное небо. Тупик. Не останавливаясь, он повернулся и побежал навстречу преследо­вателям. Свет качающегося фонаря слепил его. С диким криком Аррен бросился на врагов.

Перед его глазами раскачивалась лампа, слабое пятно света в подвижной серой мгле. Он долго наблюдал за ней. Свет делался все слабее. Наконец пробежала тень, и свет исчез совсем. Ему было немного жаль, что свет погас, а, может быть, просто жаль себя, ибо он знал, что сейчас должен проснуться.

Погасшая лампа по-прежнему болталась на мачте. Лучи восхо­дящего солнца освещали море, со всех сторон окружавшее корабль. Бил барабан. Тяжело и ритмично скрипели весла. Корабль трещал и пел на все лады. Человек на носу что-то крикнул матросу. Люди в трюме, скованные с Арреном одной цепью, молчали. У каждого из них был железный пояс и кандалы на руках, соединенные короткой и тяжелой цепью. Железный пояс тоже был прикован к палубе, так что человек мог лежать или сидеть, но не мог стоять.