Большой космос

Поло­сатые навесы, грязные камни мостовой, цветные стены домов —все растворялось в воздухе. И оставался прозрачный город, пустой и мрачный, под лучами подернутого дымкой солнца.

Ближе к вечеру, поднявшись на самый высокий в городе холм, они остановились передохнуть. Только теперь их покинуло зловещее ощущение призрачного города.

Это несчастливый город, — сказал Ястреб несколько часов назад. А сейчас, после долгого и бесцельного хождения по улицам и бесплодных разговоров с незнакомыми людьми, он выглядел уста­лым и угрюмым. Видимо, у него уже не было сил удерживать свое превращение. Сквозь черты мнимого купца прогладывало его собст­венное лицо, темное, с резкими чертами. Аррену никак не удавалось стряхнуть с себя утреннюю раздражительность. Они сели на траву в тенистой роще, где росли деревья с темными листьями. На ветвях распускались огромные бутоны. Отсюда город не
было видно, только черепичные крыши уступами спускались к морю. Внизу широко раскинулся залив, голубой простор, освещенный мягкими, слабыми лучами весеннего солнца. Морская гладь сливалась с небом. Здесь не было ни четких линий, ни границ. Они смотрели в необъятное голубое пространство. Величие окружающего мира входило в душу. Аррен повеселел. Радость жизни вернулась к нему.

Рядом пробегал ручей. Чистый поток струился между промытыми камнями. Наверное, он начинался от какого-нибудь источника в чудесном саду ра горе. Аррен напился прохладной воды и даже окунул голову в ручей. Затем он встал и произнес несколько строк из «Подвига Морреда»:

Благословенны фонтаны Шелиета,

серебряная арфа из водяных струй,

но я вечно благодарен этому ручью, утолившему мою жажду!

Ястреб засмеялся, и Аррен тоже засмеялся. Он встряхнул голо­вой, как собака, и в последних золотистых лучах солнца сверкнул сноп брызг.

Путникам пришлось покинуть рощу и снова спуститься в город. Они поужинали у прилавка, где торговали жирными пирогами с рыбой. Ночь наступила сразу. Темнота быстро поглотила узкие ули­цы.

—    Нам пора, друг мой, — сказал Ястреб.

—    На лодку? — спросил Аррен, хотя прекрасно понимал, что пойдут они не к лодке, а в дом над рекой, в пустую, жуткую комнату.

Заяц ждал их на пороге. Он зажег масляную лампу и посветил им на темной лестнице.