Большой космос

Темная лестница скрипела и прогибалась у них под ногами. Заяц открыл дверь на верхнем этаже, и они увидели пустую комнату. В углу валялся соломенный тюфяк. Единственное окно, незастеклен­ное и закрытое ставнями, пропускало слабый сероватый свет.

Заяц повернулся к Ястребу и снова схватил его за руку. Губы его беззвучно задвигались. Наконец он с трудом выговорил:

—    Дракон… Дракон…

Ястреб пристально посмотрел на нею и промолчал.

—    Не могу говорить, — сказал Заяц.

Он отпустил руку Ястреба, скрючившись, упал на пол и зарыдал.

Маг опустился возле него на колени и тихо заговорил на Древнем Языке. Аррен стоял у закрытой двери, держась за рукоятку ножа. Серый свет и пыльная крмната, две фигуры на коленях, тихий голос мага, говорящего на языке Драконов, — все это походило на сон, который не имел ничего общего с жизнью и с течением времени.

Заяц медленно встал и отряхнул колени здоровой рукой, а покалеченную спрятал за спину. Он огляделся, посмотрел на Аррена. Теперь его взгляд стал более осмысленным. Потом он отвернулся и сел на тюфяк. Аррен остался стоять на страже, а Ястреб, скрестив ноги, сел на голый пол с простотой человека, не избалованного удобствами.

—     Расскажи мне, как ты утратил волшебные способности и забыл волшебный язык, — сказал он.

Заяц ответил не сразу. Он начал нервно постукивать искалечен­ной рукой по ноге и наконец отрывисто сказал, выдавливая из себя слова:

—    Они отрубили мне руку. Я не могу больше плести заклинаний. Они отрубили мне руку. Кровь вся вытекла…

—     Но это случилось после того, как ты потерял волшебную силу, Заяц. Иначе они не смогли бы этого сделать.

—     Волшебную силу…

—    Силу управлять ветрами, волнами и людьми. Ты называл их настоящими именами и они повиновались тебе.

—    Да. Я помню, что жил, — произнес человек хриплым ше­потом. — Я знал слова и имена…

—    А что, теперь ты умер?

—     Нет. Жив. Жив. Только когда-то я был драконом… Я не умер. Иногда я сплю. Сон очень похож на смерть. Это всем известно. В снах появляются мертвые. Это тоже всем известно. Они приходят к тебе, как живые, разговаривают с тобой.