Большой космос

Но его резкие черты нисколько не изменились.

—     Я пытаюсь туда попасть, — сказал он.

—     Разрешите мне поехать с вами!

Ястреб быстро кивнул.

—     Хорошо, если ты придешь на пристань, когда мы будем отчаливать, — сказал он холодно.

Красильщик отошел еще на шаг и остановился, пристально глядя на мага. Восторг на его лице постепенно сменился странным угрюмым выражением, как будто сквозь бурю слов, чувств и ви­дений, в которых он запутался, с трудом пробивалась разумная мысль. Не говоря ни слова, он повернулся и зашагал прочь по дороге сквозь облако пыли, которая еще не успела осесть. Аррен облегченно вздохнул.

Ястреб тоже вздохнул. На сердце у него было по-прежнему тяжело.

—     Ну что ж, — сказал он, — странные дороги, странные люди. Пошли.

Аррен зашагал рядом.

—   Вы возьмете его с собой? — спросил он.  — Это зависит от него.

Аррен рассердился и подумал: «Но и от меня это тоже зависит». Но вслух он ничего не сказал. Они шли по дороге молча.

В Сосаре им не особенно обрадовались. На таком маленьком острове, как Лорбанери, все сразу же становится известно. Конечно же, их видели, когда они сворачивали к дому красильщиков и как разговаривали с сумасшедшим на дороге. Хозяин гостиницы, об­служивая их, был довольно груб. А его жена казалась напуганной хаживали важно, как короли… Но все это фокусы, обман. Людей не обманешь. Они как цыплята, завороженные змеей или пальцем, который держат у них перед носом. Люди как цыплята. Но в конце концов они понимают, что их надули, обвели вокруг пальца. И тогда их охватывает ярость. Им больше не нравятся такие развлечения. Поэтому я и занялась торговлей. Может быть, не все шелка настоящие. Может быть, гонтийская шерсть вовсе не гон- тийская. Но платки можно носить, их можно носить! Они настоящие, это не миражи, вроде костюмов из золотой ткани.

—    Так", так, — сказал Ястреб, — значит, в городе Хорте больше не осталось никого, кто бы умел вытягивать огонь из ушей и колдовать?

При его последних словах женщина нахмурилась. Она выпря­милась и стала аккуратно складывать платок.

—    Те, кому нужен обман, жуют хазию, — произнесла она. — Поговори с ними, если хочешь! — И она кивнула в сторону не­подвижных тел, лежавших вокруг площади.