Большой космос

Да и думать пока было не о чем. Ничего нового узнать не удалось. Весь день они потратили на разговоры с рудокопами, добывавшими красильную руду, и покупку камешков, которые продавцы выдавали за эммел. Когда усталые путники возвращались в Сосару, день уже клонился к вечеру. Жаркое солнце жгло их спины и головы. Ястреб заметил:

—    Это голубой малахит. Но я сомневаюсь, чтобы в Сосаре разбирались в таких вещах.

—    Странный здесь народ, — сказал Аррен. — Во всем одно и то же. Они ни в чем толком не разбираются. Как вчера сказал один из них: «Ты не отличишь настоящий лазурный цвет от голубой глины». Они жалуются на тяжелые времена, но не знают, когда это началось. Они говорят, работа не ладится, но ничего не делают, чтобы исправить положение. Они даже не знают разницы между ремесленником и чародеем, между фокусом и волшебством. Как будто у них стерлись понятия о границах, различиях и цветах. Для них все одинаково и все серое.

—    Да, — задумчиво произнес маг.

Он шел, наклонив голову, как ястреб. Несмотря на невысокий рост, он шагал широко.

—    Чего же им не хватает?

Аррен ответил без колебаний:

—    Радости жизни.

—    Да, — снова сказал Ястреб, соглашаясь с Арреном.

Он задумался.

—    Я рад, — произнес он наконец, — что ты можешь думать за меня, друг мой… Я устал и отупел. С утра у меня болит сердце, с тех пор, как мы поговорили с той, что звалась Акарен. Мне жаль ее напрасно прожитой жизни. Мне не нужны враги. Если у меня есть враг, я не хочу его искать, находить, встречаться с ним… Если идешь охотиться, наградой должно быть сокровище, а не какая-нибудь мерзость.

—    Наградой будет победа над врагом, — сказал Аррен.

Ястреб кивнул.

—    Когда она говорила о Великом Человеке, Повелителе Теней?..

Ястреб снова кивнул.

—    Думаю, да, — сказал он. — Думаю, мы должны искать не только место, но и определенного человека. Этот остров находится во власти сил зла. Отсюда утрата мастерства и гордости, уныние и разруха. Это работа злых сил. Но эта воля не направлена специально сюда. Она даже не замечает ни Акарен, ни Лорбанери. Мы должны идти вслед за разрушениями, как за тележкой, которая нечаянно скатилась с горы и вызвала обвал.