Большой космос

Он прислушался к объяснениям, которые Горн Горва давал Лианне:

—    Обычные радары регистрируют лишь импульсы, характерные для зон с космическими обломками. Но особо чувствительные де­текторы радиоактивности обнаружили несколько источников мощ­ной энергии, совершенно не типичных для таких зон. — И заключил с суровым видом: — Боюсь, за этими обломками прячутся корабли.

—    Засада? — спросила Лианна совершенно бесстрастно, а у Гордона сердце начало бешено колотиться. — Но я не вижу воз­можности организовать ее, капитан. Ведь вы выбрали маршрут, наилучший с точки зрения безопасности, варьируя новыми коор­динатами и поддерживая связь «рваными» интервалами. Как могли нам устроить засаду, если никто не мог знать заранее, по какому отрезку пути мы проследуем в то или иное время?

Горн Горва помрачнел.

—    А если мы имеем дело с предательством? Хотя эта гипотеза кажется мне маловероятной. Возможно, они пользуются услугами телепатов. — Его голос стал жестче: — Мне кажется, у Нарат Тейна есть такие.

Он повернулся к Коркханну:

—     Господин министр, тут ваша помощь была бы неоценима.

—    Вы хотите знать, действительно ли там спрятались корабли? Как вы только что заметили, в окружении Нарат Тейна есть и телепаты, но не из представителей моей расы… Ну хорошо, я сделаю все, что смогу.

Он отступил чуть в сторону и замер в неподвижности, его желтые глаза словно угасли в таинсгвенной глубине глазных впадин. Воцарившуюся тишину нарушали лишь дрожь и ворчание генера­торов. Иногда на экранах детекторов радиоактивности мелькали яркие точки; у Гордона пересохло в горле, ладони сделались влаж­ными.

Наконец Коркханн заговорил:

—    Да, там корабли Нарат Тейна.

Что еще? — насторожилась Лианна. — Что вы еще уловили?

— Присутствие разума человеческого и не гуманоидного. Меша­нину мыслей существ, готовящихся к битве. — Движения его ког­тистых пальцев выражали отчаяние: — Я не смог прочесть их отчетливо, но думаю, Ваше Высочество, нет, я уверен, что их цель — не захватить нас в плен, а уничтожить.

Вывод Коркханна сопроводили возгласы недоумения и гнева. ГорН Горва повелительным жестом призвал всех к молчанию.