Большой космос

—    Урожай был плохой последние четыре-пять лет, — сказал худой человек.

—    Да, уже "пять лет, — подтвердил старик, важно причмо­кивая. — Тогда как раз умер Мильди. А он был гораздо моложе меня. Умер в канун праздника Эллоуз.

—    От нехватки товара повышаются цены, — сказал голова. — За один рулон такого голубого шелка мы теперь получаем столько же, сколько раньше получали за три рулона.

—     Если только получаем. Где корабли? И голубой цвет уже не тот, — сказал худой человек, и начался долгий спор по поводу качества красок, которые использовались в огромных красильнях.

—    А кто делает краски? — спросил Ястреб.

Это послужило причиной нового спора. Дело в том, что кра­шением тканей занималась одна семья, которая называла себя волшебниками. Но если они и были волшебниками, искусство свое они давно утратили, а больше никто этим не занимался, как объяснил худой человек. Все, кроме головы, согласились, что зна­менитые голубые краски Лорбанери и непревзойденный пурпурный, «огонь дракона», которые когда-то носили королевы в Хавноре, уже не те, что раньше. Чего-то в них не хватало. Виноваты были дожди, а, может быть, красители.

—     Или глаза, — сказал худой человек, — которые не могут отличить настоящий лазурный цвет от голубой глины.

И он выразительно посмотрел на голову. Голова не поддержал спора, и в комнате снова наступила тишина.

Легкое вино только взбудоражило их и привело в мрачное расположение духа. Теперь тишину нарушал лишь шум дождя, шуршащего в листьях бесконечных фруктовых деревьев, далекий шепот моря и тихие звуки лютни в полутьме.

—     Он умеет петь, этот парень, похожий на девчонку?

—    Да, он умеет петь. Аррен, спой нам что-нибудь.

—    Эта лютня играет только на минорный лад, — сказал Аррен, улыбаясь. — Я никак не могу ее перестроить. Она хочет плакать. Что вы хотите услышать, уважаемые хозяева?

—     Что-нибудь новенькое, — проворчал деревенский голова.

Струны зазвенели.

—     Вот это вы, наверное, не знаете, — он запел:

У
белых проливов Солеа, у красных ветвей,

Склонившихся над ее головой,