Большой космос

Краска на домах облупилась. Новой мебели не покупали. Большинство веретен и станков стояли без работы, покрытые пылью и паутиной.

—     Колдуны? — переспросил деревенский голова, низенький че­ловек с лицом таким же грубым и коричневым, как подошвы его босых ног. — В Лорбанери нет колдунов. И никогда не было.

—    Кто бы мог подумать, — уважительно произнес Ястреб.

Он и еще восемь или девять жителей сидели в трактире, попивая

терпкое вино из ягод хурба. Ястребу пришлось сказать им, что он ищет в Южной провинции камень эммел. Он не стал менять внешность ни себе, ни Аррену. Только Аррен, как обычно, оставил меч в лодке, а Ястреб так заколдовал свой посох, что его совсем не было видно. Сначала жители были настроены недоброжелательно и даже враждебно. Только общительность Ястреба и уважение, которое он внушал, заставили их вступить с ним в беседу.

—    У вас здесь, наверное, замечательные садовники, — сказал Ястреб. — А что они делают в случае заморозков?

—    Ничего, — ответил худой человек в конце скамьи.

Все они сидели в ряд, прислонившись спинами к стене. По соломенной крыше гостиницы барабанил крупный теплый апрель­ский дождь.

—    Опасен дождь, а не снег, — сказал голрва. — Загнивают коконы. Никто не может остановить дождь. И никогда не мог. — Он был настроен против колдунов и колдовства. Остальные заду­мались.

—    В это время года никогда не было дождя, пока был жив старик, — произнес один из них.

—    Кто? Старый
Мильди? Ну так он умер, — ответил голова.

—     Его называли Садовник, — сказал худой человек.

—    Да, его называли Садовник, — подтвердил его сосед.

Наступила тишина. Слышно было только, как стучит дождь.

Аррен сидел в единственной комнате гостиницы у окна. Он обнаружил на стене старую трехструнную лютню. На таких лютнях с длинным грифом играют на Шелковом Острове. Аррен стал на ней играть, пытаясь извлечь мелодичные звуки. Он играл тихо, не громче, чем дождь стучал по крыше.

—    На рынке в Хорте, — сказал Ястреб, — я видел ткани, которые продавали, как шелк Лорбанери. Может быть, это и был шелк, но никак не из Лорбанери.