Большой космос

Если бы это было в его силах, он убил бы меня.

—     Что с ним стало?

—    Он уехал куда-то на запад. Больше я о нем не слышал. В то время, когда я его знал, это был крепкий старик с длинными руками, как у борца, и совершенно белыми волосами. Сейчас он уже умер. Я даже не могу вспомнить его имени.

—    Его настоящего имени?

—    Нет! Настоящее его имя я помню…

Ястреб немного помолчал.

—    В Хавноре его звали Кобом, — задумчиво произнес он.

Уже совсем стемнело, поэтому выражение его лица невозможно

было различить. Он повернул голову и посмотрел на золотую звезду. Звезда поднялась еще выше и отбрасывала ломаный золотой след, тонкий, как паутина. Немного погодя он сказал:

—    Не только во сне, Аррен, мы сталкиваемся с будущим, которое заключено в давно забытом. Часто оно кажется нам чепухой, потому что мы не понимаем его смысла.

6. ЛОРБАНЕРИ

Когда плыть оставалось еще миль десять, они увидели зеленый берег Лорбанери, яркий, как мох вокруг фонтана. Приблизившись, они смогли рассмотреть стволы и листья деревьев, тени, дороги, дома, лица и одежду людей, пыль —короче, все, что можно увидеть на острове, где живут люди. Зеленый цвет здесь явно преобладал. Каждый уголок, не занятый домом или дорогой, был засажен низкими раскидистыми деревьями хурба, листьями которых пита­ются маленькие червячки —шелкопряды. Из их шелка мужчины, женщины и дети Лорбанери ткут ткань. В сумерках воздух на­полняется серыми летучими мышами, которые питаются этими червячками, уничтожая их в больших количествах, но им никто не мешает. Ткачи считают, что убить серую летучую мышь — дурное предзнаменование. И раз уж люди живут за счет червячков, то крохотные мыши тем более имеют на это право.

Дома выглядели необычно из-за маленьких окон, беспорядочно разбросанных по стенам. Крыши из веток хурба покрывал мох и лишайник. Когда-то это был один из самых богатых островов Южной провинции. Об этом свидетельствовали некогда красиво выкрашен­ные и хорошо обставленные дома, огромные веретена и ткацкие станки. К удобным каменным причалам небольшой гавани Сосара одновременно могли причалить несколько галер. Но сейчас здесь не было ни одного корабля.