Большой космос

А Аррен продолжил расспрашивать:

—    Значит, сейчас никто не пользуется этими заклинаниями?

—    Я знал только одного человека, который часто ими пользо­вался.

—    Кто это был?

—    Он жил в Хавноре. Его считали простым колдуном, но по-сво­ему это был великий мастер. Он хорошо зарабатывал своим искус­ством. Каждому, кто платил, он показывал по его желанию любой дух: покойную жену, мужа или ребенка. Он заполнял дома людей беспокойными тенями прошлых веков, прекрасных дам времен ко­ролей. Однажды я видел, как он вызвал из Сухой Земли моего старого учителя Неммерля, который в дни моей молодости был Вер­ховным Магом. Этот фокус он проделал лишь затем, чтобы развлечь зевак. И душа этого великого человека явилась на его зов, как послушная собака. Я рассердился и решил поставить его на место. В то время я еще не был Верховным Магом. Я бросил ему вызов.

—    Ты приглашаешь души мертвых в свой дом. А не хочешь ли сам навестить их?

И я заставил его пойти со мной, хотя он сопротивлялся изо всех сил, изменял свою внешность и громко плакал в темноте.

—    Значит, вы убили его? — взволнованно прошептал Аррен.

—    Нет! Я заставил его пойти со мной и вернуться. Всю дорогу он трясся от страха. Тот, кто с легкостью вызывал души умерших, боялся смерти, своей собственной смерти, больше, чем кто-либо другой. У каменной стены… Но я говорю тебе больше, чем следует знать новичку. А ты еще даже не новичок.

Проницательные глаза Верховного Мага смотрели на Аррена из полутьмы. Аррен смутился.

—     Ну ладно, — продолжал Верховный Маг. — Между жизнью и смертью существует каменная стена. За эту стену уходит душа умер­шего. Живой тоже может туда пойти и вернуться, если он знает дорогу… Около каменной стены, со стороны живых, этот человек упал. Он хватался руками за камни, плакал и стонал. Я заставил его идти дальше. Его страх вызывал у меня ярость и отвращение. Конечно, я был не прав. Но меня охватили гнев и тщеславие. Он был силен, и мне необходимо было доказать, что я сильнее.

—    А что он сделал потом… когда вы вернулись?

—    Он ползал передо мной на коленях, клялся, что никогда не будет произносить заклинания Пална и целовал мне руку.