Большой космос

Они образуют большое созвездие. Некоторые говорят, что это бе­гущий человек, другие —что это руна Агнен. Руна Конца.

Звезда поднялась высоко над горизонтом. Она светила ровным золотым светом.

—    Ты пел песню Эльфарран, — сказал Ястреб, — как будто знаком с ее горем и рассказал об этом мне… Эта легенда всегда волновала меня сильнее всех легенд Архипелага. Морред своим мужеством победил зло. Шерриад, добрый король, родился, когда зло уже было побеждено. А она, Эльфарран… Когда я совершил самое большое зло в своей жизни, я думал о ней, и я увидел ее… На одно мгновение, но я увидел Эльфарран.

По спине Аррена пробежала холодная дрожь. Он ничего не ответил и молча наблюдал за прекрасной печальной звездой, свер­кающей, как желтый топаз.

—     Кто твой любимый герой? — спросил маг, и мальчик ответил:

—    Эррет-Акбе.

—    Да, это самый великий герой.

—    Я все время думаю о его смерти: как он один сражался с драконом1 Ормом на берегу Селидора. А ведь он мог бы стать королем Архипелага. Но вместо этого он выбрал смерть.

Маг ничего не ответил. Некоторое время каждый был погружен в свои мысли. Потом Аррен спросил, все еще глядя на золотой Гобардон:

—    Значит, это правда, что мертвых можно оживить посредством колдовства?

—    Да, можно.

—    Так бывает? Как это делают?

—    При помощи заклинания для вызова духов, — ответил его собеседник очень неохотно и почему-то вздрогнул.

Аррен подумал, что он больше ничего не скажет, но через некоторое время Ястреб продолжал:

—    Эти заклинания входят в учение Пална. Магистр по Вызы­ванию Духов не обучает этому заклинанию и не использует его сам. Им вообще редко пользовались и, как правило, не по назна­чению. Великие заклинания были созданы Серым Магом Палном тысячу лет тому назад. Он вызывал духов героев и магов, чтобы они давали советы правителям в ведении войн и управлении го­родами. Он вызывал даже Эррета-Акбе.

—    И что дальше?

—    Советы мертвых не приносят пользы живым. Для Пална на­стали плохие времена. Серого Мага изгнали. Он умер в безвестности.

Ястреб говорил неохотно, но все же он ответил на вопрос Аррена, как будто считал, что Аррен имеет право получить ответ.