Большой космос

—     Как много, — быстро и тихо произнес Ястреб.

Похоже, это зрелище потрясло и его. Но когда Аррен снова посмотрел на Ястреба, беззаботное и веселое лицо торговца ровным счетом ничего не выражало.

—     Что с этими людьми?

—     Хазия. Она утешает и успокаивает. Освобождает душу от тела. И душа бродит на свободе. Но когда она возвращается, снова нужна хазия… И это желание растет. Их жизнь коротка, потому что хазия — яд. Сначала их бьет дрожь, потом наступает паралич и наконец смерть.

Аррен посмотрел на женщину, которая сидела на земле, присло­нившись спиной к каменной стене. Она подняла руку, пытаясь со­гнать мух с лица. Но ее рука описала круг в воздухе, беспомощно и бессмысленно дергаясь, как будто женщина совершенно забыла о ней. Движение было похоже на заклинание.

Ястреб тоже взглянул на нее. Его лицо по-прежнему ничего не выражало.

—     Пошли! — сказал он.

Они пересекли площадь и приблизились к прилавку под цветным навесом.

Полосы солнечного света, окрашенные в зеленый, оранжевый, лимонный, вишневый, голубой цвета, ложились на ткани и шали, на плетеные пояса, выставленные для продажи. Разноцветные лучи играли в крошечных зеркалах, украшавших высокую шляпу с перьями на голове торгующей женщины. Толстуха зычным голосом нахваливала свой товар:

—      Шелк, сатин, полотно, меха, сукно, шерсть, гонтийские плат­ки, кисея из Саула, шелка из Лорбанери! Эй, северяне, снимайте свои тулупы! Не видите разве, солнце светит! Купите подарок для девушки из далекого Хавнора! Посмотри, какой шелк! Он про­зрачный и тонкий, как крылышки стрекозы!

Торговка проворно развернула рулон прозрачного шелка, розо­вого с серебряной нитью.

—     Нет, хозяйка, мы не женаты на королевах, — сказал Ястреб.

—     Так во что же вы одеваете женщин: В мешковину? Парусину? Скряги! Не хотите купить немного шелка для несчастной женщины, замерзающей в вечных снегах! Ну тогда вот, гонтийский платок! Согреет ее холодным зимним вечером.

И она бросила на прилавок большой желто-коричневый квадрат, сотканный из шелковистой шерсти коз северо-восточных островов. Мнимый торговец протянул руку, потрогал платок и улыбнулся.