Большой космос

—     В своей жизни я совершал поступки, о которых потом сожа­лел. А кое о чем просто забыл. Но однажды я видел, как в закатном небе над западными островами вихрем кружатся драконы. Никогда не забуду эту картину. Это воспоминание успокаивает меня.

Некоторое время оба хранили молчание. Тишину нарушал только шелест волн, бившихся о борт лодки. Наступила ночь, и они заснули.

Сквозь утренний туман лодка вошла в порт Хорта. Сотни ко­раблей стояли у причала или отчаливали. Среди них были рыбацкие шхуны, траулеры, торговые суда, две двадцативесельные галеры. Рядом на берегу ремонтировали огромную шестидесятивесельную галеру. Несколько длинных и стройных парусников с высокими треугольными парусами, чтобы ловить верхние воздушные потоки, готовились к отплытию в жаркую Южную провинцию.

—    Это военный корабль? — спросил Аррен, когда они проходили мимо одной из двадцативесельных галер.

—    Судя по цепям в трюме, это корабль работорговцев. В Южной провинции торгуют людьми.

Аррен подумал минуту, потом подошел к ящику и вынул оттуда меч. В день отъезда с Роука он тщательно завернул его и убрал в ящик. Теперь он достал меч и стоял в нерешительности, разду­мывая, взять его с собой или оставить в лодке.

—    Этот меч не подходит для морского торговца, — сказал он. — Ножны слишком хрупкие.

Он держал меч обеими руками. С ножен свешивался пояс.

Ястреб, возившийся с румпелем, поднял глаза на мальчика.

—     Неси меч, если хочешь.

—    Я подумал, так будет правильно.

—    Хороший меч, — произнес его попутчик, внимательно вы­бирая дорогу между кораблей, заполнивших гавань. — Это не тот меч, что не хочет выходить из ножен?

Аррен кивнул:

—    Так рассказывают. И все же он убивал. Он убивал людей.

Он посмотрел на тонкую потертую рукоятку.

—    Но не я дрался этим мечом. Поэтому я чувствую себя дураком. Он гораздо старше меня… Лучше я возьму нож, — закончил Аррен и снова положил его на самое дно ящика.

Лицо его было задумчивым и недовольным. Ястреб промолчал.

—    Теперь берись за весла, Аррен, — сказал он немного погодя. — Мы причалим у этой пристани, вон там, у ступенек.