Большой космос

Лодка покачивалась на волнах, окутанная холодным туманом.

—    Поэтому я люблю морс, — послышался из темноты голос Ястреба.

Аррен понял его. Но его собственные мысли были о другом: вот уже три дня и три ночи он не переставал думать о цели их путешествия. И, поскольку его спутник не торопился с ответом, он, наконец, спросил:

—     Вы думаете, мы найдем в Хорте то, что ищем?

Ястреб неопределенно покачал головой.

—     Может быть, это какая-нибудь болезнь, наподобие чумы, которая переходит с острова на остров и поражает посевы, стада и человеческие души? — продолжал допытываться Аррен.

—     Чума — это движение самого Великого Равновесия. Тут совсем другое. Здесь чувствуется губительное влияние сил зла. Может быть, когда-нибудь равновесие восстановится. Мы не теряем надежды. Но пока что мы теряем искусство волшебства, забываем Язык Созидания. Природа гармонична. Только одно существо на земле может нарушить равновесие.

—     Человек? — предположил Аррен.

—     Мы, люди.

—     Но как?

—     Неуемной жадностью к жизни.

—     К жизни? Но что же плохого в желании жить?

—     Нет, ничего. Но мы стремимся получить власть над жизнью: бесконечное богатство, полную безопасность, бессмертие. Посте­пенно это стремление превращается в жадность. И если к этой жадности прибавляется знание, тогда вступает в силу зло. Равно­весие в мире нарушается, и зло перевешивает.

Поразмыслив немного, Аррен спросил:

—    Значит, вы думаете, нам надо искать человека?

—    Да, человека, мага. Я уверен в этом.

—     Но я считал, что великое искусство волшебства зависит от Равновесия, и потому не может быть использовано для служения злу. Так меня учили отец и учителя.

—    Это спорный вопрос, >— уклончиво ответил Ястреб. — Доводы магов бесконечны… На каждом острове Архипелага есть ведьмы, наводящие порчу, колдуны, которые пользуются колдовством ради наживы. Но это еще не все. Повелитель Огня, который хотел вернуть на землю тьму и погасить солнце, был великим Магом.