Большой космос

Утром он проснулся и почувствовал, что еще вчера был ребенком, а сегодня он уже взрослый. Аррен был готов ко всему… Однако вскоре выяснилось, что это не совсем так. Новости застали его врасплох. В дверях стоял ученик Школы Волшебников.

—     Верховный Маг хочет видеть вас, принц Аррен, — сказал

он.

Ученик помедлил минуту и убежал, прежде чем Аррен успел собраться с мыслями, чтобы ему ответить.

Он спустился из башни по винтовой лестнице и пошел по каменным коридорам к внутреннему.двор^: Он толком не знал, куда идти. В одном из коридоров Аррена поджидал старик. Он улыбался, отчего по его щекам пролегли глубокие морщины. Это был тот самый человек, который вчера встретил Аррена у дверей Большого Дома, когда тот приехал из порта. Тогда старик потре­бовал, чтобы Аррен назвал свое настоящее имя, и только потом пропустил его.

—    Иди сюда, отрок — позвал Магистр Привратник, не обра­щавший внимания на титулы. Ему было все равно, кто перед ним: крестьянин или принц.

В комнатах и коридорах этой части здания было пусто и тихо. Их не оживляли звонкие мальчишеские голоса. От каменных стен веяло стариной. Аррен чувствовал силу заклинаний, скреплявших камни. На стенах были вырезаны Руны. Некоторые из них были выложены серебром. Отец научил Аррена хардийским Рунам, но этих он не знал. Иногда ему казалось, что он почти понимает их значение, как будто когда-то он был знаком с ними и теперь их припоминает.

На этот раз Магистр Привратник привел Аррена в длинную комнату с низким потолком. В камине пылал огонь, отражаясь в блестящем дубовом полу. Сквозь стрельчатые окна в другом конце комнаты проникал серый утренний свет. Перед камином стояла группа мужчин. Когда Аррен вошел, все обернулись к нему. Но он видел только Верховного Мага. Мальчик поклонился и замер в ожидании.

—    Это Магистры Роука, Аррен, — объяснил Верховный Маг. — Семь из девяти. Магистр Правил не выходит из своей рощи, а Географ в башне, в тридцати милях отсюда. Они знают, что привело тебя сюда. Господа Магистры, это потомок Морреда.

Эти слова не вызвали у Аррена прилива гордости, скорее страх. Он гордился своим происхождением, но считал себя всего лишь наследным принцем из рода Энлад.