Большой космос

Но даже король не может заставить мага такого ранга служить обществу против его воли. Однако и в те века, когда королей на Архипелаге не было. Верховные Маги хранили верность интересам народа и служили общим целям. На Роуке все было так же, как и много сотен лет назад. Казалось, это место защищено от любых бед. В широких холодных коридорах Большого Дома и в гулких дворах всегда звучал веселый смех мальчиков.

Аррена в его прогулке по школе сопровождал крепкий паренек в плаще, застегнутом на серебряную’ пряжку. Это означало, что он уже не новичок, а настоящий чародей, который надеется за­служить посох. Его звали Вызов.

—    Это потому, — объяснял он, — что у моих родителей было шесть дочерей, а седьмой ребенок, как сказал мой отец, — это вызов судьбе.

Он был приятным собеседником, сообразительным и находчивым. В другое время Аррен посмеялся бы его шуткам, но сегодня мысли его были далеко. Он слушал не слишком внимательно. Естественно, это задевало Вызова, и он решил подшутить над рассеянностью гостя. Сначала он рассказывал Аррену всякие небылицы о Школе, потом стал откровенно врать. Но что бы он ни говорил, Аррен неизменно отвечал: «Да, да» или «Понятно». И Вызов решил, что этот принц идиот.

—     Разумеется, пищу здесь не готовят, — сказал он, когда они проходили мимо огромной кухни, где сверкали медные котлы, зве­нели ножи, пропитанный луком воздух разъедал глаза. — Это так, для виду. Мы приходим в трапезную, и там каждый может накол­довать себе любые блюда, все, что захочет. И посуду мыть не надо.

—    Понятно, — вежливо ответил Аррен.

—    Конечно, новички часто худеют, пока не научатся как следует говорить заклинания. У нас есть один мальчик из Хавнора. Так вот, он все время пытается получить жареных цыплят. Но у него кроме просяной каши ничего не выходит. Правда, вчера ему удалось наколдовать и сушеную треску впридачу.

Вызов уже устал, пытаясь вызвать удивление гостя. Тогда он решил отказаться от своей затеи и замолчал.

—    Откуда… с какого острова Верховный Маг? — спросил Аррен, не обращая внимания на великолепную галерею, по которой они шли, на резные стены и сводчатый потолок с изображением Дерева с Тысячей Листьев.