Большой космос

Нельзя сказать, чтобы они были дружелюбно настроены. По большей части они держались отчужденно. Но время от времени какой-нибудь молодой воин или сын купца приезжал на запад в поисках приключений или знаний. Многих привлекало изучение колдовских наук. Одним из таких людей и был Магистр Правил. Десять лет назад дождливым утром этот молодой дикарь с Карего-Ат, вооруженный мечом, в шлеме с красными перьями прибыл на Роук и важно заявил При­вратнику на ломаном хардийском языке:

—    Я приехать учиться!

И вот Магистр Правил Роука теперь стоял перед Гедом под деревьями, освещенный золотисто-зеленым светом: высокий бело­кожий человек с длинными желтыми, как масло, волосами и стран­ными зелеными глазами.

Возможно, он тоже знал имя Геда, но никогда не произносил его. Они молча приветствовали друг друга.

—    Куда ты смотришь? — спросил Верховный Маг, и Магистр ответил:

—     На паука.

На поляне между двумя высокими травинками паук сплел па­утину. Ажурный круг висел на тончайших нитях, серебрившихся на солнце. Паук сидел в центре: черный шарик, не больше глазного зрачка.

—     Паучиха тоже следует правилам, — произнес Гед, разгля­дывая искусно сплетенную паутину.

—    Что такое зло? — спросил Магистр.

Круглая паутина с черным зрачком в центре напоминала глаз, пристально наблюдающий за ними.

—    Это паутина, которую плетем мы, люди, — ответил Гед.

В этой роще не пели птицы. Было совсем тихо. Жарко светило полуденное солнце. Они стояли в центре рощи, окруженные де­ревьями и тенями.

—    Пришли известия из Нарведуэна: то же самое.

—    Юг и юго-запад. Север и северо-запад, — задумчиво произнес Магистр Правил, не сводя глаз с круга паутины.

—    Мы соберемся здесь сегодня вечером. Это лучшее место для совещания.

—     Мне нечего будет посоветовать.

Теперь Магистр правил смотрел на Геда холодными зелеными глазами.

—    Я боюсь, — сказал он. — В корнях деревьев затаился страх.

—     Да, — сказал Гед. — Я думаю, нам надо вернуться к истокам. Слишком долго мы грелись на солнышке, слишком долго радовались покою, который принесло с собой соединенное кольцо.