Большой космос

Ведь ты его единственный сын. А путь с Энлада на Роук не близок. Что еще ты хочешь сообщить?

—    Еще старухи в горах рассказывают странные, вещи.

—    Что же говорят старухи?

—    Что все гадалки читают в дыму и на воде дурные предзна­менования. А приворотное зелье не действует. Хотя, конечно, эти люди не владеют настоящим волшебством.

—    Гадание и приворотное зелье действительно чепуха, но старух стоит послушать. Ну что же, Магистры Роука обсудят все, что ты поведал. Но я не знаю, Аррен, какой совет они смогут дать твоему отцу. Ведь не только с Энлада приходят подобные вести.

Путешествие Аррена на Роук с севера через Хавнор и Внутреннее море было первым в его жизни. В эти несколько недель он впервые увидел чужие берега. Только сейчас Аррен осознал, как велик Архипелаг, как различны природа и люди его островов. Он понял, что за прекрасными горами Энлада простирается огромный мир, где живут множество людей. И никак не мог привыкнуть к этому.

—    А откуда еще?

В его голосе звучала нотка недовольства. Он надеялся немедленно привезти на Энлад ответ Мудрецов.

—    Из Южной провинции. А недавно — из Уотхорта, на юге Архипелага. Правда, это всего лишь слухи. Мне трудно сказать наверняка. Этот край давно уже знаменит своими разбойниками и пиратами. Как говорят у нас, услышать торговца с юга значит ус­лышать лжеца. Однако факты совпадают: источники волшебства пересохли.

—    Но здесь, на Роуке…

Здесь на Роуке ничего подобного нет. Здесь мы защищены и от шторма, и от перемен, и от сил зла. Может быть, даже слишком хорошо защищены. Итак, принц, что вы будете делать теперь?

—     Вернусь на Энлад, как только смогу дать отцу более или менее ясный ответ, что это за силы зла и как с ними бороться.

Верховный Маг снова посмотрел на него. На этот раз, несмотря на свое воспитание, Аррен отвел взгляд. Он и сам не мог объяснить, почему. Ведь в темных глазах Мага не было угрозы. Они выражали спокойствие, сочувствие, справедливость.

Перед его отцом преклонялся весь Энлад, и он был сыном своего отца. Так на него еще не смотрел никто. Как будто он не был Арреном, приццем Энлада, сыном правителя Энлада, а просто маль­чиком по имени Аррен.