Большой космос

Сейчас они отдыхали втроем в небольшом, но по-королевски роскошном салоне космического корабля. Гордон с нетерпением ожидал, когда Лианна и Коркханн закончат затянувшуюся шах­матную партию. Он надеялся, что после игры Коркханн уйдет к себе в отсек, а пока делал вид, будто увлечен стереофильмом, взятым из видеотеки корабля. Краем глаза он наблюдал за Лианной, любуясь ее лицом с белой кожей и точеными чертами. Он смотрел на нее с любовью и восхищением, но как только переводил взгляд на Коркханна, с трудом подавлял в себе инстинктивное отвращение, с которым не переставал бороться с момента знакомства.

Внезапно он позвал:

—     Коркханн!

Продолговатая голова повернулась к нему; в свете ламп блеснули перья.

Да?

—    Коркханн, вы как-то заявили мне, что рады моему возвра­щению, и я прибыл вовремя, пока Лианна еще владеет своим королевством. Что вы хотели этим сказать?

Лианна с живостью вступила в беседу:

—    Зачем снова заводить этот разговор? Коркханн — верный друг и опытный министр, но он слишком… опаслив, что ли.

—     Ваше Высочество, — вежливо перебил ее Коркханн. — Наши отношения никогда не омрачала даже малая толика лжи. Неуместно и сейчас лукавить, закрывая глаза на очевидные факты. Вас не менее, чем меня, волнуют намерения Нарат Тейна. Но по известным причинам вы стараетесь забыть об этом и, дабы успокоить себя, решительно, но бездоказательно отрицаете, что есть весомые ос­нования для тревоги.

«А ведь Коркханн вещает в точности, как Кеог», — подумал Гордон и приготовился к взрыву эмоций.

Лианна сжала губы, и глаза ее вспыхнули. Она встала, вели­чественная и царственная — Гордон уже видел ее однажды в таком состоянии. Но Коркханн остался сидеть, как ни в чем не бывало, и хладнокровно выдержал ее пылающий негодованием взгляд. Вдруг она резко повернулась к нему спиной и сказала в пространство:

—    Вы меня рассердили; ладно, пусть все, что вы говорите, — чистая правда. Но соблаговолите тоща все объяснить ему. Пусть судит сам.

—    Расскажите мне прежде всего, кто такой Нарат Тейн, — попросил Гордон.

—    Кузен Лианны, — готовно ответил Коркханн, — и наиболее вероятный наследник короны Фомальгаута.