Большой космос

Я видел сады Энлада весной и золотые крыши Берилы… Как тебя зовут?

—     Аррен.

—    Это на вашем диалекте. А что означает твое имя на общем языке Архипелага?

Меч, — ответил мальчик.

Верховный Маг кивнул. Они снова замолчали, а потом мальчик сказал вежливо, но без робости:

—     Я думал, Верховный Маг знает все языки.

Мужчина покачал головой, глядя на фонтан.

—     И все имена…

—     Все имена? Только Сегой, сказавший Первое Слово и под­нявший острова из морских глубин, знал все имена.

Он посмотрел на Аррена своими ясными грозными глазами.

—     Будь уверен, если бы мне понадобилось узнать твое настоящее имя, я бы его узнал. Но в этом нет необходимости. Я буду называть тебя Аррен. А я Ястреб. Расскажи мне, как ты доехал.

—    Я плыл очень долго.

—     Что, не было попутного ветра?

—     Был попутный ветер, только я привез плохие новости, гос­подин Ястреб.

—     Тогда расскажи мне об этом, — серьезно сказал Верховный Маг.

Так всегда говорят взрослые, когда уступают просьбе ребенка.

Пока Аррен говорил, мужчина смотрел на занавес хрустальных капель, падавших из верхней чаши в нижнюю. Казалось, слушая мальчика, он слышит гораздо больше, чем тот говорит.

—      Вы знаете, господин Ястреб, мой отец, правитель Энлада, сам волшебник. Он происходит из рода Морреда. В юности он провел один год здесь, на Роуке. Он довольно сильный волшебник и хорошо знает колдовские науки. Но он редко пользуется своими знаниями, потому что в основном занят вопросами управления, делами городов и торговлей. Наши корабли ходят на запад, даже в далекую Западную провинцию. Они торгуют сапфирами, бычьими шкурами и оловом. В начале этой зимы один капитан вернулся в Берилу из плавания. Он рассказывал в городе историю, которая дошла до моего отца. Отец послал за тем человеком, чтобы услышать все от него самого.

Мальчик говорил быстро и уверенно. Его воспитанием занима­лись образованные люди, хорошо знавшие придворный этикет. И в нем не было застенчивости, свойственной ранней юности.

Так вот, капитан рассказал, что на острове Нарведуэн, в пятистах милях к западу от Энлада, волшебные силы больше не действуют.