Большой космос

Глядя на превращенный в руины город, в котором то здесь, то там еще тянулись к небу колеблющиеся спирали дыма, Лианна крепко сжала руку Гордона и горячо прошеп­тала:

—    Вот увидите, город возродится к новой жизни!.. Люди вер­нутся к родным очагам, и мы общими усилиями отстроим его! Все наши жертвы и разрушения не такая уж дорогая плата за победу над х’харнами, правда?

За ее спиной кто-то деликатно кашлянул, давая знать о своем присутствии. Конечно же, это вернулся Шорр Кан! Не обращая внимания на недовольную мину, которую скорчил Беррел, он про­говорил, как всегда, чуть насмешливо:

—     Ваше Высочество, я счастлив, что события приняли такой благоприятный для всех нас оборот. Признайтесь, ведь и я внес скромный вклад в общее дело победы…

—    Согласна, ваша находчивость во время гибели Нарата вы­ручила нас всех, — скрепя сердце признала Лианна.

—    Надеюсь, не был излишним и мой прогноз насчет планов Нарата и графов? — щурясь, добавил Шорр Кан. — И то, что я не раз вызволял из беды Джона и Хелла, тоже ведь не пустяк?..

—     Никто и не оспаривает ваших заслуг! — начала уже раз­дражаться Лианна. — Только с чего это вы так набиваете себе цену? Вам .что-нибудь нужно от меня?

Шорр Кан с улыбкой посмотрел на нее и доверительно произнес:

—    Вы угадали, я хотел бы попросить вас об одной милости, не такой уж большой. Видите ли, я питаю недоверие к баронам, они совершенно лишены чувства юмора в отличие от вас или Джона. И если я попадусь им в руки, а они сейчас чувствуют себя хозяевами положения, то, боюсь, они не станут со мной церемониться и, того гляди, накинут веревку на шею. А она у меня нежная… У меня есть основания опасаться и Джал Арна. Как знать, может, он еще продолжает думать, будто я причастен к убийству его отца, хотя я тут ни при чем! Все это на совести Чена Корбуло, этого интригана й тупицы! Но окажись я во власти Джал Арна, мне было бы трудно все это объяснить и убедить его в моей полной невиновно­сти!..

Лианна глядела на него с холодной иронией.

—    Да, вы в сложном положении, и я прекрасно вас понимаю. Так какой же милости ждете вы от меня?.