Большой космос

Между тем Веврил, указав стражникам на Гордона, властно приказал:

—    Этого человека надо немедленно устранить. Он знает, где спрятан наш флот.

Повинуясь знаку Син Кривера, стражники навели на Гордона атомные ружья. И в этот момент Лианна рывком поднялась и, повернувшись лицом к Нарат Тейну, вскричала:

—    Нет! Если он будет убит, я откажусь от церемонии передачи престола!

Син Кривер издевательски захохотал:

—    Не смешите нас, принцесса! От вас уже ничего не зависит, так или иначе, а Нарата провозгласят королем Фо- мальгаута!

Но улыбку с лица Нарат Теина как ветром сдуло. Он мановением руки остановил стражников и капризно обратился к Син Криверу:

—    Нет, я хочу, чтобы все было как положено. Необходимо, чтобы кузина добровольно уступила мне трон перед всем народом. Я долго ждал этого момента. Она должна сама передать мне власть, не то я прослыву самозванцем.

Его красивое лицо побагровело от возбуждения, глаза метали молнии. Син Кривер повернулся к Веврилу.

—    Как видите, эта церемония очень важна для нашего брата Нарата. Придется оставить в живых вашего подопеч­ного.

Гордон не сомневался, что граф мысленно добавил: «…до конца церемонии. А там видно будет».

Веврил не возражал.

—    Ладно, будь по-вашему. Но мы должны отправить срочное сообщение нашему флоту.        

Он подошел к двум другим ххарнам, и Гордону не стоило труда догадаться о содержании сообщения: мол, имперский флот разыскивает корабли ххарнов, столица Империи осталась без прикрытия, сейчас самый удобный момент внезапно напасть на нее и захватить в заложники императора. Х’харны, выслушав, поклонились ему и неслышной походкой удалились.

Нарат Тейн, взяв за руку Лианну, повел ее так учтиво, будто собирался открыть с ней бал.

—    Пойдемте на балкон, кузина. Мой народ ждет.

Лианна с безучастным лицом направилась вместе с Наратом на огромный балкон. Остальные последовали за ними. Лишь Гордон и Шорр Кан остались под бдительной охраной четырех стражников.

На балконе Син Кривер хотел встать рядом с Нарат Тейном, но услышал гневный шепот:

—    Это мой триумф. Назад!

Язвительная усмешка проскользнула по губам графа, но он благоразумно отступил и присоединился к Веврилу и стражникам в глубине балкона.