Большой космос

По их напряженному дыханию Гордон догадался, что, хотя они и союзники х’харнов, им эта процедура не по душе.

А Веврил, для которого оставался единственный выход, реши­тельно скинул с себя серое одеяние и предстал перед всеми во всей своей отвратительной наготе. Он оказался существом и впрямь рептилиеобразным. Маленькое тело со скользкой, влажно побле­скивавшей кожей зеленоватого оттенка; конечности, казалось, лишенные костей, изгибались самым невероятным образом, изви­вались, как черви; мышцы напоминали липкие комки желатина, то раздувавшиеся, то опадавшие; а лицо…

Несмотря на все свое желание и неимоверное усилие, Гордон не мог закрыть глаза и все не сводил взгляда с того, что заменяло х’харну лицо, чего-то расплывчатого и неопределенного, но с кро­хотным безгубым ртом, шевелящимся с неуловимым жеманством, двумя небольшими, почти незаметными дыхательными отверстиями и двумя круглыми, без ресниц, во все лицо, глазами…

И это омерзительное существо безжалостно надвигалось на Гор­дона, словно хотело всосаться в него губительным поцелуем, и немигающие глаза ххарна не отрывались от его глаз и все при­ближались, приближались, пока их лица не соприкоснулись.

Х’харн, видимо, тут же принялся за дело. Гордон бился в конвульсиях, тщетно сопротивляясь чему-то превышающему его разумение, страшному своей неотвратимостью, необычностью и неосознанностью. Он услышал изданный Лианной крик ужаса.

Разум Веврила как бы впитывал в себя все, без остатка гордо- новское «я», одновременно отдавая ему свое «я», тоже целиком. Гордону вспомнилось слово «слияние», произнесенное недавно этим чудовищем. Глаза х’харна становились все огромней, заполняя собой поле зрения; они сияли и разгорались все ярче и ярче, пока не превратились в слепящее, бескрайнее и бездонное море огня, которое и поглотило Гордона.

Он оставался Джоном Гордоном со старой Земли, где жил дав­ным-давно. Но вместе с тем ощущал себя и Веврилом с далекого Амамбарана.

Он помнил все этапы и подробности своей жизни, как на по­кинутой им Земле, так и в этом мире будущего, мире Звездных королевств. Но ему также живо помнились и детали жизни Веврила, каждый шаг и поступок этого сына одного из народов, населявших Амамбаран — гигантское звездное скопление, которое обитатели Галактики называли Малым Магеллановым Облаком.