Большой космос

И это — при понесенных вами утратах. Как же, потеряны и королевство, и ваш непобедимый флот!..

И в это время в зал, неслышно ступая, вошли три фигуры, закутанные в серые плащи с капюшонами. Гордон вздрогнул: х’хар­ны. В то же время его удивило, как по-разному реагировали на их появление присутствующие. Шорр Кан не скрывал отвращения. Лианна слегка побледнела. Казалось, даже Син Криверу было не по себе, не говоря уж об остальных. Некоторые, впрочем, ровным счетом ничего не понимали, и на их лицах было написано тупое недоумение. Вы прибыли вовремя, братья, и я рад, что вы будете при­сутствовать при моей коронации.

Один из ххарнов еле слышно шепнул:

—     Благодарю, Нарат, но у нас на ближайшее время имеется более срочное дело. — И он направился иииляющей ползучей походкой к Гордону и остановился перед ним. — Так. Мы давно следим за этим человеком. Он обладает важнейшими сведениями, которыми как можно скорее должен поделиться и с нами.

Н фат Тейн упрямо и высокомерно покачал головой:

—     Но моему народу не терпится увидеть меня вступившим на престол! Необходимо, чтобы кузина Лианна при всех усту­пила мне трон. Народ не успокоится, пока меня официально не провозгласят королем Фомальгаута! — Он улыбнулся Лиан- не: — Надеюсь, кузина, вы не станете противиться общепри­нятому церемониалу?..

—     С этим можно и обождать, Нарат, — снисходительно заметил Син Кривер. — Веврил прав, их сейчас заботит другое. И поскольку они оказали нам неоценимую помощь, теперь наша очередь им помочь, не так ли?

С недовольной миной Нарат Тейн вновь вальяжно расположился в своем кресле.

Х’харн, которого граф назвал Веврилом, все так же молча вглядывался в Гордона, пряча от него свое лицо, скрытое глубоко надвинутым капюшоном. Больше всего на свете Гордону хотелось сейчас исчезнуть, надежно укрыться где-нибудь, и он еле справился с этим неодолимым желанием, к тому же и неосуществимым.

—     Некоторое время тому назад, — признался Веврил, — я тайно побывал на Трооне, прибыв туда на корабле нашего доброго союзника Джона Оллена. Воспользовавшись случаем, я прозонди­ровал тогда мозг Коркханна.

Гордон хорошо помнил об этом. Но с тех пор как он пришел в себя, он впервые с тревогой подумал о судьбе министра.