Большой космос

И не сосчитать, сколько их уже полегло в сегодняшнем сражении, но они, кажется, счастливы отдать свои жизни за Нарат Тейна. Почему?

—     Попробую объяснить, — взгляд желтых глаз Коркханна стал сосредоточенным. — У Нарата лишь внешний облик человеческий. Но как-то мне случилось прозондировать его сознание. Так вот, его мозг атавистичен, он на том уровне развития, когда человеческое мышление мало чем отличалось от животного. Оттого-то негума­ноиды, эти полулюди-полуживотные, прекрасно его понимают и так к нему привязаны — ведь он мыслит и чувствует так же, как и они.

Коркханну не удалось закончить свой рассказ; на балкон вбежал запыхавшийся офицер и отвесил Лианне глубокий, быстрый поклон:

—    Ваше Высочество, министр Абро просил передать, чтобы вы покинули дворец, прежде чем он будет полностью окружен. Он просто умоляет вас об этом.

Лианна отрицательно покачала головой:

—    Поблагодарите министра за заботу обо мне и скажите ему, что я не уйду отсюда, пока мои солдаты сражаются и гибнут.

Гордон хотел вмешаться, но по непреклонному выражению ее лица понял, что это бесполезно.

Шорр Кан же, которому плевать было на всякие тонкости и церемонии, решительно поддержал офицера:

—    Ваше высочество! Когда сражение закончится, вам уже не выйти отсюда. Разумней сделать это сейчас.

—    Я так и думала, что вы предложите мне позорно бежать, — холодно ответила Лианна, — как вы сами в свое время бежали с Талларны, бросив на произвол судьбы армию.

Шорр Кан самодовольно усмехнулся:

—    Но зато я жив до сих пор. Правда, теперь, вероятно, это уже ненадолго. И, честно признаюсь, меня мало радует перспектива героической смерти, которая всех нас ожидает.

Лианна больше не обращала на него внимания. Ее пылающий холодной отвагой взор был устремлен на остатки парка и дымящиеся развалины города, где ее народ все еще самоотверженно сражался за каждую пядь городской территории.

Внезапно она повернулась к Коркханну:

—     Передайте Абро срочное сообщение баронам. Пусть он объ­яснит, что если они немедленно не отправят нам на помощь свои крейсеры, Фомальгаут наверняка падет.

Министр поклонился и быстрым шагом удалился.