Большой космос

Большую их часть ракеты превращали в раскаленные обломки, низвергающиеся из черной небесной бездны. Но корабли агрессоров мало-помалу выводили из строя ракетные установки, и по мере того как число их уменьшалось, все больше транспортов целыми и невредимыми достигали обреченной планеты. Из них сразу же выплескивались мощные потоки не гуманоидов, набранных на диких планетах Границ Внешнего Космоса. Геррны с планеты Тейн бро­сались в бой с воплями радости и упоения. Каллы, длинноногие птицы-люди, оглашали воздух свистящими воинственными крика­ми, раздиравшими слух. Великаны-торры с планет, удаленных от Границ, покрытые густой шерстью, угрожающе размахивали всеми своими, по четыре у каждого, конечностями. Андаксы, человеко- собаки, сверкали во тьме белоснежными клыками и глазами с алчным блеском. И многие другие нецивилизованные подданные Нарат Тейна и графов, неописуемо причудливых форм и мастей, орали, визжали, пищали, свистели, бежали, прыгали, катились, извивались, скользили по мостовым, захватывая один квартал за другим. Графы снабдили их современным оружием, и стальные волны пуль перекатывались по улицам Хатхира. Нападавших встре­чали залпы атомных батарей, и неисчислимое множество разодран­ных в клочья тел громоздилось на перекрестках и поперек улиц неодолимыми баррикадами, но все новые и новые орды варваров, сметая на своем пути все препятствия, неудержимо продвигались вперед, к центру города. Многие из них, опьяненные битвой и первыми боевыми успехами, отбрасывали в сторону оружие и пу­скали в ход когти, зубы, шипы и клювы.

Их было слишком много — без конца и края.

Тут и там в разных концах города занялись пожары, и эти погребальные костры озаряли последнюю ночь планеты колеблю­щимся зловеще-багровым светом.

Гордон, Лианна, Коркханн и Шорр Кан наблюдали за жестокой битвой, разместившись на широком балконе, выходившем на глав­ную аллею дворцового парка.

—    Сколько же их! Тьма-тьмущая! — с брезгливой гримассой прошептала Лианна. — Кузен годами добивался дружбы и преданности негуманоидов, и вот результат. Орды рабов, готовых исполнить любой его приказ.

—     Не понимаю, — сказал Гордон, ни к кому конкретно не обращаясь и с ужасом глядя на заваленную трупами площадь перед дворцом, — каким образом явный безумец мог добиться от них такого слепого повиновения?..