Большой космос

В гуще этой толпы медленно двигался авто­мобиль, в котором восседала Лианна. Толпа надрывалась в вос­торженных криках, принцесса приветствовала своих подданных с таким царственным спокойствием, будто перед ней проходила мир­ная демонстрация или праздничное шествие. Когда-то Гордону, весьма уязвленному ее королевским положением, претил придвор­ный церемониал и этикет, который надлежало соблюдать. Теперь же он смотрел на нее как бы со стороны, и его сердце залила волна гордости, когда он увидел Лианну, поднимающуюся по сту­пеням дворца величавой и в то же время грациозной поступью. Она в последний раз поприветствовала толпу дружелюбным взмахом руки, как бы говоря: мертвые или живые — мы вместе, так как все мы — это Фомальгаут.

По ее знаку Гордон последовал за ней во дворец, стены которого сотрясала мелкая дрожь от беспрерывных залпов ра­кетных установок. Лианна, Гордон и Коркхайн прошли в зал обзора. Шорр Кан на этот раз прошествовал за ними с таким надменным видом, что стража у дверей не осмелилась его остановить.

Королевство находилось на краю гибели, и внешняя дисциплина стала менее суровой. Абро отделился от группы офицеров, которые сгрудились у телестереоэкранов, и подошел к Лианне.

Из полученных мною донесений следует, что по крайней мере двадцати четырем транспортам Нарат Тейна удалось опу­ститься на Хатхир. Мы уничтожили большую их часть, но вместо разгромленных садятся все новые и новые, в то время как многие наши батареи и ракетные установки уже выведены из строя.

— Что ж, будем защищать город до последнего, — хладнокровно ответила Лианна. — Больше нам ничего не остается. Рассчитывать мы можем лишь на самих себя, на свои силы, свой энтузиазм, свою отвагу.

Гордон по достоинству оценил ее мужественное здравомыслие. Он прожил достаточно, чтобы без страха и сожаления встретить смерть. Посмотрев в глаза Лианне, он подумал, что даже знай все заранее, все равно выбрал бы этот путь, эту участь.

Линии обороны Хатхира падали одна за другой, не в силах оказать действенного сопротивления врагу, превосходящего фомальгаутцев как числом, так и яростной беспощадностью атак. Город поглощала долгая ночь, грозившая стать последней для тысяч за­щитников столицы. В течение этой ночи и последующих суток вражеские транспорты упорно и непрерывно наваливались на Хат- хир.