Большой космос

Друзей в беде я не бросаю… как некоторые.

—     Только, будьте добры, не наступайте на мою тень, — по­просил Гордон. — Мне это действует на нервы, а они и так расшатаны.

Шорр Кан добродушно улыбнулся:

—     Я рад, что ты не унываешь. Потерять чувство юмора — значит все потерять!

Бу-у-ух-бум!

За оглушительным залпом последовал пронзительный свист, рву­щий барабанные перепонки. Промежутки между залпами все cor кращались. В небе над городом заскользили яркие звездочки, быстро уменьшаясь в размерах.

—     Ракеты, — констатировал Шорр Кан, улучив минуту за­тишья. — Ну, если корабли противника уже в пределах досягае­мости наших ракет, считай, дело швах. Скоро тут станет ох как жарко!

Небо густо исчертили огненные следы от взлетавших ракет. Внезапно тишину взорвал испуганно-восторженный вопль, истор­гнутый тысячами глоток. Шорр Кан протянул руку вверх, указывая на раскаленный добела предмет, похожий на комету и полый, наискосок падавший на Хатхир. Его неестественная белизна ста­новилась все нестерпимей, и наконец он с громовым грохотом распался на множество пылающих обломков.

—     По крайней мере один из транспортов сбит, — вновь резю­мировал Шорр Кан.

Обломки с трескучим шумом рухнули в стороне от города, сотрясши землю и воздух. Вызванный этим порыв ветра был на­столько сильным и резким, что Гордон и его спутники едва удер­жались на ногах.

—     Не так уж и далеко, — недовольно буркнул Шорр Кан. — Могли бы позаботиться о том, чтобы падать подальше от нас. Эгоисты!

—    Смотрите! — воскликнул Гордон. — Еще один!

Второй корабль, скользнув по кривой, подобно комете, грохнулся о землю куда дальше от города, чем первый. Звук взрыва был едва слышен.

—     Уже лучше, — сказал Шорр Кан с удовлетворением. — На­деюсь, что и дальше так будет. Стоит лишь одному шмякнуться на город…

Он не закончил фразу; и так все было понятно. Меж тем из города прихлынула новая волна криков.

—    Что там такое? — забеспокоился Гордон.

—     Слушайте, слушайте, — у Коркханна засияли его желтые глаза. — Они ликуют.

Шум все приближался, и вскоре толпа затопила длинную аллею со статуями королей.