Большой космос

И опять вмешался Шорр Кан:

—    Верно, уж кому, как не тебе, судить о могуществе х’харнов? Ты-то в нем еще как убедился! И я уверен, уж им-то известно, что все свободное космическое пространство под наблюдением и контролем Империи. И для них было первоочередной задачей обес­печить себя надежной противорадарной защитой. Чего они навер­няка и добились.

—    Да, но можно ли тогда быть уверенным, что они уже не у нас в Галактике?

Голос Беррела дрогнул, и Гордон продолжил за него:

—    Готовые решительно и эффективно поддержать графов в их агрессии!

—    О боже! — в ужасе воскликнул Беррел и живо повернулся к дежурному офицеру. — Вызывайте Троон! Необходимо немед­ленно предупредить обо всем Империю!

Офицер повернулся к Лианне, которая невозмутимо подтвердила:

—    Делайте то, что вам говорят.

Беррел поспешил исправить свою оплошность:

—    Извините, Ваше Высочество. Я, кажется, превысил полно­мочия. Но когда я подумал об этих…

—    Я понимаю, — успокоила его Лианна. — Действуйте и рас­поряжайтесь, как считаете нужным. Вы ведь здесь самый сведущий. Поэтому помогите моему офицеру связаться с Трооном.

Благодаря своему рангу и популярности, завоеванной еще в период войны с облачниками, Беррелу удалось в кратчайший срок установить связь со столицей Империи. Один из телестереоэкранов вспыхнул, и на нем появилось изображение Зарт Арна.

—    Боже, капитан Беррел… Гордон, друг мой!.. Значит, все в порядке? А то мы уж начали волноваться, — внезапно он умолк, заметив в глубине помещения Шорр Кана; на его лице отразились изумление и гнев. — Что это значит?.. Какое-то недоразумение? Или розыгрыш дурного толка?..

—     Ни то, ни другое, — ответил сам Шорр Кан. — Слава все­вышнему, слухи о моей гибели оказались сильно преувеличенны­ми… — Он спокойно выдержал тяжелый, негодующий взгляд Зарт Арна. — Да-да, негодяй-диктатор воскрес из мертвых, причем во­скрес преображенным. Я проявил здравомыслие и теперь на вашей стороне. Джон и Хелл могут подтвердить это и посвятить вас в подробности моего воскрешения. Вы удовлетворены?

Зарт Арн, казалось, лишился дара речи.