Большой космос

Он приподнялся, затравленно и недоверчиво озираясь, недавние тоска и боль еще жили в нем…

—     Вы кричали во сне, — сказала она с участием. — Наверно, опять вам привиделся ваш мир?..

Он молча наклонил голову.

—    Я так и подумала, наблюдая за вами. Капитан Беррел рас­сказал мне кое о чем, и я знаю, почему вас мучают кошмары…

Она помолчала, еще не в силах преодолеть сковывавшие их неловкость и смущение. Он верил теперь, что она любит его — именно его, Джона Гордона! — но все же они знали друг друга так мало, считай, совсем не знали,.. И между ними так мало общего: избалованной принцессой, правящей Фомальгаутом, и при­шельцем из прошлого, скромным страховым агентом, успевшим многое пережить в этом мире совсем недавно.

—     Коща вашего сознания касается х’харн, — произнес он через силу, — там остается незаживающий рубец…

Он порывисто вскочил на ноги, шагнул к окну, высматривая что-то в темнеющем небе.

—    Еще нет данных, что флот Нарат Тейна покинул пределы Границ?

Лианна отрицательно качнула головой. Правительница Фомаль­гаута не могла позволить себе выказать не то что страх, даже тень страха, намек на волнение. Она сохраняла внешне полнейшую невозмутимость. Напряжение последних дней отразились лишь на выражении ее глаз — сосредоточенном, пасмурном, да точеное лицо было бледнее обычного…

—    Нет, нам пока ничего конкретного неизвестно, — добавила она, проявляя непривычную для нее словоохотливость, — но Абро полагает, что если они все-таки дерзнут нас атаковать, то это может произойти со дня на день, если не с минуты на минуту…

—    Мне все кажется, — задумчиво произнес Гордон, — что я что-то упустил из виду, забыл о чем-то очень важном…

Взгляд Лианны стал еще более тяжелым и хмурым:

—    Вы забыли о великом противостоянии: Империя — Лига Темных Миров. — В ее голосе звучали презрение и язвитель­ность. — Я о Шорр Кане. Ведь против него, завязавшего когда-то схватку с Империей, выступали и Фомальгаут, да и вы сами. А теперь он ваш друг?!

Гордон принялся терпеливо и досадливо объяснять:

Не друг. Но и не враг. Шорр Кан — прагматик, себялюбец и конформист.