Большой космос

—    Возможно, возможно… — бормотнул Шорр Кан с учтивым жестом. — Отдаю должное твоему здравому смыслу и скромности.

Он потянулся за вином, но замер, гладя на что-то через плечо Гордона. Тот поднял голову, и на него тоже нашел столбняк — так ошеломило его то, что он увидел на экране, светящемся за почти заслонившей его фигурой антаресца. На корабль, казалось, низвергалась звездная Ниагара. Но что было самым удивительным, он взмывал вверх строго вертикально по отношению к сгусткам пламени и раскаленным обломкам, если только это не было оп­тической иллюзией, обманом зрения… Корабль все продолжал вер­тикальный стремительный подъем среди пляски огня, сквозь гущу осколков, оставшихся от бывших Солнц и планет, и вдруг нестер­пимый блеск, искрометное зарево, залившее экран, погасли, и они опять очутились в бездонной и непроглядной, но такой привычной и успокоительной черноте чистого, свободного от всякой засорен­ности космоса.

Хелл Беррел, перейдя с ручного управления на автоматическое, повернулся к спутникам. Впервые с момента погружения корабля в пламенеющую бездну Скопления Расколовшихся Звезд они уви­дели его лицо — багровое от напряжения, со следами неимоверной усталости, но озаренное победительной улыбкой. Глаза лучились счастьем, в хриплом голосе звучало торжество:

—    Получилось! Я провел корабль через этот ад!

Однако, когда он увидел Гордона и Шорр Кана, беспечно чо­кающихся полными бокалами, его энтузиазм заметно поубавился.

—    Проклятье! Пока я выбивался из сил, вы не могли придумать ничего лучше, как надраться!

—     Но, но, легче на поворотах! — Шорр Кан протестующе помахал перед собой ладонью. — Ты ведь сам просил нас не мешать. И мы не мешали, да? Но надо же нам было чем-то заняться!.. И мы решили расслабиться.

—     Достойнее занятия вы не нашли? — Беррел, казалось, готов был взорваться, но вдруг разразился громовым хохотом и восклик­нул, вытирая слезы: — Ну уж теперь-то ничто в этом мире не сможет меня удивить! — Он взялся за сосуд с вином. — Подмените меня, Шорр Кан! Я перевел управление на автоматику. И думается, заслужил право на отдых и на пару глотков.

И Тейн, и Границы остались позади, а перед ними призывно засверкал далекий Фомальгаут.