Большой космос

Хелл, вы вправду считаете, что есть хоть крупица надежды на благополучный исход нашего безрассудного предпри­ятия?

—    Пожалуй, — без особой убежденности ответил Беррел. — Конечно, если мы не напоремся на чересчур уж плотную груду обломков, когда бессильны и радар, и электроника. Но есть отличная возможность повысить вероятность удачи до ста процентов!..

—     Правда? Каким же образом?

—    Оставив меня в покое! — в гневе проревел Беррел. — Мне куда удобнее работать без ваших паникерски* вопросов и коммен­тариев!

—    Он прав, — согласился Шорр Кан. — Мы не в состоянии ничем ему помочь — только мешаем и сбиваем с толку. Хотя постойте! — Его словно осенило, и он удовлетворенно мотнул головой. — И мы еще на что-то годимся. Подожди, я сейчас вернусь.

Он вышел из командного отсека. Гордон устроился в одном из кресел, предназначенных для высших офицеров, осуществлявших контроль над действиями менее опытных звездолетчиков, и вперил взгляд в экран радара, растерянно наблюдая за полной сумятицей сигналов. Утешало лишь то, что вроде бы не было и намека на сигнал, который фиксировал бы присутствие в обозримом простран­стве преследующего их корабля. Беррел объяснил, что скорее всего противник, убедившись, что они ворвались в опасную зону, не отважился их преследовать, тем более что безумцам-смельчакам можно было с большой долей уверенности предсказать неминуемую гибель.

—     В общем на нас махнули рукой — и слава богу! — подытожил капитан. — А наше «секретное» послание на Фомальгаут или не успели перехватить, или не удосужились принять меры по нашей ликвидации; мы же, но их мнению, «самоликвидировались».

Гордон уставился на обзорный экран, перед которым застыл в напряженной позе Хелл Беррел. На экране мельтешили огненные вспышки, во всех направлениях стремглав проносились каменные монолиты, глыбы и осколки самых различных размеров и форм. Не в силах долго выдерживать это устрашающее зрелище, Гордон отвернулся от экрана и устало прикрыл глаза. До сих пор он полагал, что неплохо знает Галактику и уже повидал все, что можно, но сейчас убедился, что доселе не проникал в самые жуткие ее уголки…

Шорр Кан вернулся, победительно ухмыляясь и держа в руках бокалы и какой-то сосуд с напитком.