Большой космос

—     Поскольку вы почетный гость императорского двора, — по­делился своими соображениями Беррел, — я передам сообщение от вашего имени. Не возражаете? Не можете ли вспомнить что-либо, что могло бы послужить паролем, кодовым или ключевым словом, которое убедит их, что сообщение исходит именно от вас и ни от кого другого?..

—     Погодите, дайте подумать, — Гордон наморщил лоб. — Да, вот! Скажите им, что на связи с ними тот, кто приводил в сознание Коркханна, их министра по контактам с негуманоидами. Уж он-то сразу смекнет, что к чему и от кого исходит информация.

Крейсер меж тем неуклонно приближался к Скоплению  Расколовшихся Звезд. И только у самой его границы Беррел связался с Фомальгаутом и передал подробнейшее сообщение, после чего они без промедления нырнули в Скопление, как в омут головой.

Весь космос вокруг был словно охвачен пожаром. Раскаленные частицы материи, результат давнишних столкновений и взрывов, плотно заполнили все пространство, образовав как бы огненную исполинскую сферу, загроможденную искрящимся, пылающим кос­мическим хламом, обломками и кусками самых разнообразных форм: конусов, дисков, спиралей, лент, кубков и треугольников… Вокруг этих звездных останков как бы по инерции вращались темные глыбы и пылевые облака — все, что сохранилось от планет, когда-то окружавших расколовшиеся звезды и распавшихся вместе с ними.

Электронные вычислители, которые суммировали показания ра­даров и посылали соответствующие команды в капитанский отсек, выбирая оптимальный курс корабля, работали в сумасшедшем, словно бы лихорадочном ритме. Беррел, приникнув к пульту уп­равления, напряженно вглядывался в мигающие, с дрожащими стрелками приборы, вслушивался в какофонию стуков, пописки­ваний и потрескиваний и лишь изредка протягивал руку для кор­ректировки очередного маневра. И каждое его движение отличалось быстротой, твердостью и точностью.

Все же на Гордона и Шорр Кана, не отрывавших глаз от обзорных экранов, то и дело накатывали волны страха: казалось, корабль вот-вот врежется в одно из космических тел, кружившихся в дьявольском хороводе.

— Мне довелось однажды пересекать Туманность Ориона, — припомнил Гордон, — но то была безобидная прогулка в сравнении с этим адом!..