Большой космос

—     Ну конечно, это же место сбора всех сил. Доставьте нас туда немедленно. Уверяю, и Нарат Тейн, и Син Кривер будут вам очень признательны…

—     Но у меня другое задание. Я должен… — и он начал пе­речислять по пальцам, для чего именно прибыл на эту планету.

Граф Обд Долл, видимо, был педантичен, разговорчив, но уж никак не сообразителен. Выдвинув вперед подбородок, чтобы при­дать себе более оешительный и волевой вид, он медленно прого­ворил:

—     Как видите, миссия у меня чрезвычайно важная. Да и как вы докажете, что…

Лицо Шорр Кана окаменело, и он угрожающе зашипел:

—     Я не собираюсь ничего доказывать. Но предупреждаю: от сведений, которые Нарат Тейн и Син Кривер предполагают выбить из этих шпионов, зависит, может быть, судьба всей кампании. И они ждут нас. Разумно ли испытывать их терпение?

Кажется, ему удалось убедить Обд Долла.

—     В таком случае… вероятно… конечно… Но можно ли мне связаться с Син Кривером?

Пока все идет как надо, с удовлетворением думал Гордон. Но не опоздаем ли мы? И действительно каллы, оправившись от не­долгой ошеломленности, сомкнули ряды и грозно надвигались на всех пятерых, не очень-то разбираясь в происходящем. Шорр Кан сделал уже все, что мог, и дальнейший ход событий был ему неподвластен. Однако Обд Долл не позволил ситуации выйти из-под его контроля. Он повернулся к каллам и вновь прокричал им что-то. Очевидно, они обладали все-таки зачатками послушания, так как отступили на несколько шагов.

—     Надо побыстрее попасть на корабль, — торопливо произнес Обд Долл. — Эти каллы… Понимаете, все-таки еще дикие пле­мена… Они не внушают доверия.

Гордон вдруг понял, что капитан сам трясется за свою шкуру. Эта орда человеко-птиц, и вправду дикая и необуздан­ная, способна в своей ослепленности растерзать всякого, кто попадется на пути. Конечно, Нарат Тейну удалось бы без особого труда умерить их пыл и подчинить своей воле, но граф и его молодой спутник вряд ли справятся с разъяренными дикарями, вооруженными копьями и примитивными ружьями. К тому же молодой офицер смотрел на подступающих каллов с нескрываемым отвращением, и один его вид подталкивал их к атаке…