Большой космос

И вновь и вновь спрашивал себя: зачем он здесь, так немыслимо далеко от привычных условий, в чуждых незнакомых пространствах, которых ему никогда не постигнуть и в которых не обжиться?! Нежный и чуть горьковатый запах травы вызвал в нем мучительное желание вернуться на тысячелетия назад, в родной мир, обжитой, уютный, обыкновенный; мир, где звери не разговаривали на получеловечьем языке и не формировали воинских подразделений; мир, в котором не сущест­вовало х’харнов с их супертелепатией и где звезды были такими недосягаемо далекими; мир, не таивший в себе ни ослепляющего блеска, ни кошмаров, леденящих разум и сердце…

Затем земное воспоминание было вытеснено другим, более ще­мящим. Лианна и ее тоскующий оскорбленный взгляд при их прощании. Это из-за нее он осмелился явиться в своем обличье в этот чужой ему мир — мир будущего. И стоило пойти на любой риск, чтобы завоевать ее, потому что ничто в его прежней жизни на Земле не могло сравниться с нею.

Он окончательно пришел в себя. И сейчас самым главным для него было одно: выжить и вовремя предупредить Фомальгаут о грозящей ему чудовищной опасности. Да, только бы успеть!..

Внезапно Шорр Кан вскочил, указывая на что-то в городе:

—    Смотрите!

Хелл и Гордон тоже поспешно поднялись. Два гуманоида… да, два человеческих существа появились в их поле зрения чуть в стороне от толпы каллов. Они прогуливались неподалеку от корабля и озирали местность.

—     У одного из них знак молний, — заметил Шорр Кан. — Это вассал или приближенный Син Кривера. Воспользуемся слу­чаем. Вперед!

Он подтолкнул Джона и Беррела, торопя их и подгоняя, и те, спотыкаясь, начали спускаться по травянистому склону. Сам Шорр Кан бежал сзади, выставив перед собой парализатор.

—     Быстрее, пока они снова не ушли на корабль!

Они ускорили шаг. Гордон увидел, что оба мужчины, у одного из которых выделялся на мундире знак молний, повернулись, со­бираясь скрыться в толпе, направлявшейся к кораблям. Шорр Кан закричал, пытаясь привлечь их внимание. Те оглянулись, но в то же время беглецы были замечены и каллами.

Стало тихо-тихо…

—     Вперед! — снова выкрикнул Шорр Кан.

И они что есть духу припустили к двум любителям прогуляться, настороженно мнущимся в некотором отдалении от толпы воинов- аборигенов.