Большой космос

Уверяю, негуманоидные расы дружно откликнутся на призыв Нарат Тейна.

Гордон имел все основания верить ему, поскольку хорошо помнил то обожание и восторженный энтузиазм, с какими геррны отно­сились к сумасшедшему кузену Лианны.

—                                                                      Когда крупные соединения графов, — добавил Шорр Кан, — вступят в сражение с флотом Фомальгаута, транспор­тные корабли высадят на планету хорошо вооруженные банды приспешников Нарат Тейна, которые предпримут ожесточенный штурм столицы.

Воображение Гордона живо нарисовало кошмарную картину, и с?н вновь почувствовал себя предателем по отношению к Лианне.

—    Но у Фомальгаута могучий союзник — Империя, — высо­комерно возразил Беррел, — и последнее слово — за ней.

—    Отрешись от иллюзий, Хелл. — Шорр Кану все время при­ходилось охлаждать капитана. — Нападение на Фомальгаут будет внезапным и явится для всех полной неожиданностью. И когда весть о нем дойдет до Троона, и имперский флот прибудет наконец на помощь принцессе, Нарат Тейн уже займет ее трон, и попробуйте тогда выкурить его оттуда.

С этим мнением трудно было не согласиться, и спутники Шорр Кана подавленно молчали, пока Гордон не бросил раздраженно:

—    Мы будем тут разводить дебаты и строить прогнозы или перейдем наконец от слов к делу?..

Шорр Кан окинул его одобрительным взглядом и, внимательно посмотрев перед собой и вокруг, задумчиво проговорил:

—    Значит, так. Если я доставлю вас обоих графам как своих пленников, то надеюсь, это убедит их в том, что я все еще союзник и доверенное лицо Син Кривера. Но может возникнуть другая проблема, — он обвел рукой толпу каллов, которая нескончаемым потоком лилась по направлению к кораблям. — С этим-то скопищем воинственных дикарей как нам быть? Они так возбуждены и на­электризованы, что разорвут нас в клочья, прежде чем мы доберемся до вожделенной цели — вон того симпатичного крейсера…