Жерар Депардье в «Распутине» на всех экранах страны

raspoutine-gerard-depardieu2-670x389

«Распутин» — это международной проект с такой же лихой славой, как и его заглавный персонаж. У нас фильм выходит за подписью Ираклия Квирикадзе в качестве режиссера, хотя по большому счету весь съемочный процесс у руля находилась француженка Жозе Дайан. Каким оказался этот русско-грузинско-французский проект, читайте в нашем новом обзоре.

Жозе Дайан хорошо известна у себя на родине как автор нескольких десятков телесериалов. Те, кто хорошо знаком с ее творчеством, не удивились утверждению на главную роль в «Распутине» Жерара Депардье. Как-никак, а именно он является ее любимым актером, да и характерных тяжелых ролей он в свое время переиграл немало: на его счету и блестящее исполнение Бальзака, и гениальное вживание в роль графа Монте-Кристо. На роль Распутина он согласился сразу же без раздумий, Распутин, как признавался сам актер, уже давно манил его «потемками своей души». Да и разве можно представить, чтобы какой-нибудь актер, достигнув определенного возраста и фактуры, отказался сыграть одну из самых неоднозначных личностей в истории?!

Работа предстояла не из легких. Из героя миллиона пошлых и скабрезных историй Депардье предстояло вылепить личность настоящую, трагическую, с массой положительных качеств. Весь фильм актер будто задает зрителю немой вопрос: а был ли Распутин действительно тем абсолютным злом, каким его рисуют многие из современников. Распутин у Депардье получился верующим и нравственным. Его попытки отговорить Николая Второго от участия в Первой мировой войне, согласно мадемуазель Дайан, были продиктованы не какими-то интриганскими замыслами, а заботой о благосостоянии русской нации. Он по-настоящему переживает, когда царская династия меняет к нему отношение под давлением общественного мнения.

В сравнении с «Агонией» Элема Климова (а мы, конечно, не могли не сравнить эти две картины) «Распутин» Жозе Дайан выглядит несколько блекло. Видимо, французы не могут позволить себе ту циничность в восприятии русской истории, которой насквозь пропитана российская кинолента. Алексей Петренко, который, к слову, был признан лучшим российским исполнителем сложной роли, постоянно балансирует на грани кривляния и юродства. Французы от такого реалистичного подхода отказались и постарались увидеть в одной из самых демоничных фигур прошлого столетия обычного человека. В результате французский Распутин не запоминается ни своей инфернальностью, ни святостью. Единственный элемент, который зритель запомнит, это, вероятно, накладной нос актера, вызывающий нескромные ассоциации. (Особенно после просмотра сцены, в которой наш герой возлежит на царской кровати с тремя нимфетками).

Вообще, неудачу в очередной экранизации жизни Распутина можно было предугадать задолго до того, как фильм появился на экранах. Двусмысленность российской истории и самой личности Распутина едва ли удалось бы передать теми средствами, которыми привыкли пользоваться французские режиссеры-телесериальщики. Более того, создается впечатление, что русская команда или, по крайней мере, самая продвинутая ее часть еще на стадии прочтения сценария уяснила себе, что толк из фильма не выйдет. Ибо как иначе объяснить застывшее на их лицах выражение лукавства? Так и видишь, как Константин Хабенский едва сдерживается, чтобы не захихикать в камеру, изображая ювелира Симановича в еврейском паричке; а игра Филиппа Янковского и Данилы Козловского (персонажи которых в молодости пережили «короткий, но бурный роман») вот-вот сползет в полный балаган.

Оставить комментарий