Кровнородственные отношения

1364633197_kinopoisk.ru-byzantium-2110775

Византия – это новый триллер от классика  вампирского жанра  Нила Джордана. Кинолента стоит в одном ряду с прочими кровососущими  ужастиками и повествует о том, как сильно могут  измениться отношения между близкими людьми, например, матерью и дочерью, если один из них   вечно мучается от жажды крови.

Разговор о новом вампирском ужасе стоит начать с упоминания  того   крошечного факта, что именно Джордан стоит у  истоков данного жанра и именно ему принадлежит одна из самых известных вампирских картин нашего времени (речь, конечно,  как вы понимаете об Интервью с вампиром). Вполне очевидно, что от нового фильма режиссера ждали чего-то эдакого. Оправдались ли ожидания?

Начинается фильм с очень романтического и вместе с тем неестественного эпилога, в котором совершенно юное  и с виду невинное создание в исполнении Сирши Ронан исписывает листы бумаги каллиграфическим почерком в попытке найти ответ на вопрос, кем же она  в действительности является. Так и не закончив рассказ героиня рвет бумагу  в клочья и  выбрасывает ее куски на ветер. Кирстен Данст, которой также довелось в  свое время играть нимфетку-вампира вспоминается как более жестокая, но и более аутентичная  героиня,  способная вызвать больше  эмоций.

Строго говоря, в новой картине  параллелей со старой вампирской сказкой просто масса.  Также как и в Интервью с вампиром, основной темой в Византии является проблема тотального одиночества потусторонних существ. И это несмотря на то, что у многих из них, как, например, у героини Ронан, есть вполне реальные (читайте биологические) родственники. Роль матери юной вампирши была доверена знойной Джемме Артертон.

И внешне, и внутренне мать и дочь не похожи друг на друга. Артертон  выступает этаким  олицетворением порока и зла, дочь – воплощением кротости и благородства.  Знакомый расклад? В Интервью с вампиром также наблюдалась достаточно  ярко выраженная поляризация героев: Круз и Питт также играли в злого и доброго вампира. Первый  считал свое существование вполне удобоваримым,  второй  переживал из-за каждой новой   жертвы.

В Византии данный вопрос разрешен довольно предсказуемо. Ни  матери, ни дочери не свойственны угрызения совести как таковые. Даже более чувствительная дочь-вампир  не брезгует вкусить человеческой  крови,  рассматривая своей поведение как  возможность облегчить страдания обреченных и медленно умирающих пациентов городской больницы. Мать же, используя свою эффектную внешность,  становится  настоящим городским  супергерогем, избавляя  ночные улицы от преступников, маньяков и сутенеров. Убивает она, кстати, при помощи абсолютно новой вампирской технологии -  заостренного ногтя на большом  пальце. На смену клыков пришло новое ноу-хау, которое,  впрочем,  было частично отработано еще в Интервью с вампиром.

В новом фильме необычные возможности не дают героиням сколько-нибудь значимого преимущества над другими жителями мегаполиса. И чтобы устроиться в жизни матери и дочери приходится  прибегать к самым разнообразным  обычным человеческим уловкам.  Героиня Джемы Артертон, которой, кстати, вот-вот стукнет 200 лет,  увивается за богатым наследником  в исполнении Дениэла Мейса. Полученный им в наследство старинный особняк предприимчивая  мамаша собирается превратить в доходный публичный дом. Героиня Сирши Ронан, которой чужды  и  материнская практичность, и  жестокость, пытается завязать отношения с  юношей, больным лейкемией. В общем, довольно предсказуемый сюжет на  довольно несвежую тему.  Оценят лишь  настоящие  поклонники жанра.

Оставить комментарий